Форум Азеретуса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Азеретуса » Магическая литература » Ролевая книга Азеретуса "Арканум"


Ролевая книга Азеретуса "Арканум"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Пролог,
в котором рассказывается, как все начиналось.

С чего бы начать… м… может с начала? Ну, давайте. Если уж начинать с самого начала, то прежде нужно упомянуть, что волшебный мир Тайны или как называют его здешние – Арканум, появился много, очень много лет назад. Изначально его населяли одни лишь эльфы, люди и драконы. Не буду сильно вдаваться в историю, упомяну лишь, что люди в виду своих пороков низвергли на святые земли волшебного мира много тварей из разных других миров, и эти твари поначалу бесчинствовали, пока их медленно не уничтожили. Я говорю о всякой мелкой нежити. Конечно, всю нежить извести невозможно: слишком много ее было, да и орки да гоблины со временем решили, что жизнь в мире все-таки лучше, чем война, да и успокоились. Единственно кто остался непреклонен – так это древние демоны. Именно эти демоны развязали жуткую войну, которая в истории помнится как Война Драконов, так как именно с драконами – самыми великими и могучим существами, воевали демоны. Война эта была длинная, но исход войны неясен и по сей день – вроде как никто не выиграл, драконов осталось совсем мало, а демоны попрятались по закоулкам – зализывать тяжелые раны. В общем, вот уже более трех тысяч лет, войны до сих пор нет. Короче говоря, мир, но очень и очень не хрупкий.
Вот собственно и вся четырнадцатилетняя история нашего волшебного мира. С историей покончено, перейдем к географии. Мир наш большой и многонациональный. Кто только не живет в Аркануме!  В первую очередь люди и эльфы – их больше всего, а дальше идут всякие гномы да дварфы, орки да гоблины, прочая мелочь, нежить, не забудем о драконах и разных выродках природы: сатирах, нимфах, эльмах и прочая, прочая. Их здесь кишмя киши. И, как и полагается не все друг с другом хорошо ладят. Вот поэтому-то весь большой Арканум, взяли да и поделили на маленькие государства. Тут и людские земли со столицей Мидгардом, и эльфийские, и Королевские земли Эльмов, и подземелья Гномов, и Болота Орков, и Горы Драконов. В общем, не сосчитать. И все земли эти располагаются как бы по кругу, а в центре, находится совсем небольшой кусок земли, так сказать ничейный, откуда Боги и начали-то создавать наш мир. Это и есть Колыбель Жизни или Точка Рождения. Как хотите называйте. Самое интересное в этом месте, что все кто там бывал, обязательно, как всегда бывает – не возвращались. И странное то место было – для одних виднелся в Точке Рождения лес, для других – озеро, для третьих – горы золота. Но что на самом деле представляет собой Колыбель Жизни, словом говоря, никто и не знает.
И так случилось, что Хозяюшка Судьба, решила собрать со всех уголков нашего волшебного мира взять да и собрать несколько очень разных и интересных героев. И на пути к Точке Рождения их ждет не мало приключений - интересных и опасных – но они, все молодцы, и, разумеется, все пройдут и все преодолеют.
Да вот в чем загвоздка-то… даже я и то не знаю, а зачем все это нужно? Ну, да ничего. Вот посмотрим, как доберутся наши доблестные герои до Колыбели Жизни, да что сделают, так все ясно и будет.

Глава первая,
в которой горбунья делает прогноз погоды

Это лето в Мидгарде выдалось на удивление жаркое. Очень жаркое. К полудню, когда солнце оказывалось на самом центре неба, люди бросали любую работу и прятались в прохладных домах. Окна и двери были открыты настежь, чтобы даже самый маленький ветерок мог свободно попасть в дом.
Но сегодняшний день выдался не просто жарким, а особенно жарким. Люди тихонько млели от жестокой жары, обмахиваясь веерами или просто бумагой. Единственно кто не страдал сегодня жарой так это Восточные Маги, которые жили в высоких каменных башнях, где свободно могли наколдовать себе ветерок. В принципе в этом не было нужды, так как на такой высоте не только не было жарко, но и было довольно холодно.
Вернемся на землю, испепеляемую нещадным солнцем. Даже в мраморных апартаментах замка стояла невыносимая духота. Что уж там говорить о маленькой каменной церквушке, стоящей на дальней стороне города. Именно от  сюда – из маленькой каменной церкви и выйдет наш первый герой, которого сама Судьба направит не куда-нибудь, а в Колыбель Жизни. Гм… простите, отвлеклась.
Так как церковь городская, то, разумеется, у нее не было ни сада, ни вообще каких-либо деревьев вокруг. Поэтому задыхающихся от жары священник Луи – толстый, лысый, с поросячьей рожей мужчина, сидел внутри.
- Отвратительный день, - пожаловался он. Сидящая рядом «нимфа», как ее называли соседские ребятишки, вздохнула.
- Нехорошо так говорить, - произнесла она. Девушка прекрасная знала, что ее проповедь о добре, которую она рассказывала утром, совершенно вылетела из головы священника Луи.
Вообще странный человек, этот Луи, зачем он стал священником, когда ненавидит людей, животных, растений, Бога и вообще этот мир? Вообще люди странные существа! Сколько с ними живу, до сих пор не могу их понять. Так про себя размышляла Алимфина.
- Говорить нужно все так, как оно есть, - прокашлявшись, промямлил священник, - это самый отвратительный день, который у меня был!
Алимфина посмотрела на него, и к своему собственному стыду поняла, что в чем-то он прав. Не смотря на то, что происхождение девушка имела вовсе не человеческое, ей было суждено еще очень долго жить среди людей. И она, как и все люди, точно так же чувствовала жару и испепеляющее дыхание солнца.
Она помотала головой, чтобы разогнать неправедные мысли, открыла и закрыла глаза. Красивые у нее глаза. Да и вообще девушка очень красивая: чистое, белое личико, с слегка дерзкими, мальчишескими глазками, рыжая шевелюра и тонкая, лебединая шейка. Она еще раз вздохнула о своей тяжелой участи. Если бы кто-нибудь знал, кто она такая…
Она встала и тяжелый черный плащ, выровнялся, и теперь можно было разглядеть недостаток это девушки: ужасный, огромный горб на спине! На лицо удалась, да фигура подвела. И откуда у такой молоденькой мог быть такой отвратительный горб?
- Отвратительный день… - процедил сквозь зубы священник и тяжело засопел, - сняла бы ты этот плащ, жара же невыносимая. И какая разница – мы с тобой не первый день знакомы, да и вообще.
Девушка наклонила голову и вспомнила о том, что жаловаться нехорошо.
- К вечеру будет дождь.
Священник удивленно посмотрел на нее.
- Ох, если бы! Вот уже вторую неделю стоит эта невыносимая жара! Только дождя не будет – на небе ни тучки, и похоже, что всеми вами любимый Господь Бог решил забрать к себе все население Мидгарда…
- К вечеру будет сильный дождь.
Луи замотал головой.
- Дьявол с тобой девчонка! Ты не провидец, ты простая горбунья! Все что ты можешь, так это снимать мигрень у нервных домохозяек! – священник был жутко раздражен. Он очень хотел, чтобы пошел дождь, но в отличие от Алимфины он трезво смотрел на мир.
Девушка вздохнула.
Только сейчас она задумалась над тем, почему она здесь – на земле? Почему она живет именно в Мидгарде? Почему, черт возьми, она водится с этим священником?
- Ой! – воскликнула она. Чертыхаться даже в мыслях – очень плохо.
Однако из-за невыносимой жары, вернулись прежние неправедные мысли: почему я должна быть рядом с этим священником? Вряд ли я смогу его исправить. По крайней мере, сейчас. А не лучше попробовать исправить кого-то другого? А разве вообще в исправлении людей стоит цель Алимфины?
Странно, - подумала она, - почему я только сейчас задумалась над тем, что я значу? Какая странная мысль… какая странная земля… какая странная жара. Ненастоящая какая-то.
- Вечером будет очень сильный дождь. Очень сильный, - прошептала она. И тут же спохватилась, но, слава Богу, священник, сомлев от жары, тихонько спал и не услышал того, что сказала девушка. И правильно. Он все равно бы не понял. Никто не понял бы.
Девушка надела капюшон и вышла из церкви.

Глава вторая,
в которой уже начинаются проблемы

Солнце медленно заплывало за горизонт, и теплый июньский ветерок гулял среди каменных стен великого и нерушимого Авалона. В воздухе пахло летом, свободой и легкими духами Жюли, которая жила вон в том домике, справа. Возле входных ворот вот уже несколько часов простоял молодой красивый эльф с серыми, просто серебряными глазами. Стражники внимательно посмотрели на солнце, а затем на загадочного сородича, которого по наитию сторонились, и, поняв, что господин вовсе не собирается уходить, вежливо, но твердо, попросили его удалится.
Дракон не сразу услышал просьбу стражников. Он как будто был в трансе.
- А? – очнувшись, спросил он.
- Нам ворота закрывать пора.
Эльф кивнул и зашел внутрь – в Авалон.
О, слава Меркурию – сколько, сколько лет я здесь не был! Здесь я вырос и жил, здесь жил мой отец и моя мать, и наверно деда и прадеды, что не столь важно. Как же, как же я устал от своей миссии, как же я соскучился по этим милым, родных каменным стенам, прекрасным изваяниям! По этому запаху свободы! По дыханию здешнего ветра! По этим духам Жюли, которые так отчаянно манили меня когда-то! О, Меркурий, как же давно это было! Я был кругом – я видел то, что даже не снилось беспечным жителям Авалона, и все-таки я ужасно соскучился по ним.
Так шел и раздумывал Серебряный Дракон, рейнджер, красавец и очень известная персона в кругу убийц и воров. «Страж добра» или просто «страж» как называли его бандиты, медленно шел по родному городу, который не видел уже, по крайней мере, лет сто – не меньше.
И были на то особые причины. Целью всей своей жизни Серебряный Дракон считал полное искоренение зла, за что, собственно, и взялся, как только научился держать лук в руках. А город-крепость Авалон отличался особой чертой: здесь не было, и будем, надеются, что никогда и не будет преступников. Здесь нет насущных человеческих проблем, потому что здесь живут эльфы. И только эльфы.
Эльфам чужды зависть, грубость, агрессия. Они добрые, они ищут гармонию, они защищают мир, так как гармония не может быть без мира. Получается, что я защитник мира, и тоже, как все эльфы, я ищу гармонию.
Так продолжал рассуждать Дракон, направляясь на постоялый двор. Свой родной дом, после смерти отца Дракон продал Дрейку – отцу прекрасной рыжеволосой Жюли. Жюли стала первый испытанием для Дракона. В возникшей любви со стороны Дракона, не был виноват никто: ни сам Дракон, ибо рыжеволосая, веселая и полная жизни Жюли, была ой как хороша, ни сама Жюли – ей вполне хватало той толпы поклонников, что у нее было и простой беловолосый паренек, с серебряными глазами, был для нее пустым местом. И это самое «пустое место» упрятало это самое чувство, куда подальше на закоулки сердца и решило, что лучше учится воевать и пойти защищать добро, чем безответно страдать. Ой, кажется, опять отвлеклась, так как эта давняя история не имеет, в общем-то, сейчас, большого значения.
На постоялый двор «ЗВЕЗДА НЕМЕЗИДА» Дракон пришел занятый своими мыслями. Сняв за две монеты уютную красивую комнату он заказал себе аппетитный ужин, в основном состоявший из различных видов мяса (а вы думали эльфы – вегетарианцы? ну и зря!) и немного вина. От различного рода дополнительных услуг, в виде прекрасных золотовласых нимфочек, сидевших как на витрине возле своих окон, он вежливо отказался. Это лишнее.
Обосновавшись в номере и поглотив великолепный ужин – настоящий, авалонский, который он уже давно не ел, Дракон решил немного отдохнуть, но не тут-то было. Сначала к нему в номер завалилась странного вида девица – вроде как эльфийка, но глазки хитрющие, красные. Мило улыбнувшись, она мгновенно ретировалась, объяснив, что спутала номера. Затем явился хозяин трактира, забрать поднос и остатки ужина. За окном давным-давно была ночь, как вдруг, как ураган в комнату ворвалась Жюли и, повиснув на шее у Дракона стала рассказывать ему о том, как она скучала, и что-то еще о своей жизни, но в принципе, Дракону это было все равно. Точнее, наоборот, сердечный замок подло сбежал с поля битвы, разлив по всему телу юноши давнее чувство.
Жюли отпрянула и внимательно посмотрела на того мальчишку, который некогда молча пробегал мимо ее окон, когда другие заглядывали в них. Этот мальчик не носил ее на руках, не писал ей писем и не признавался ей любви. И вот теперь этот мальчик превратился в прекрасного, стройного юношу с пепельными волосами и серебряными глазами…
- У тебя глаза, как вода… - прошептала она. «Это лишнее» - подумал Дракон и в конец потерял контроль над собой. Последующие тридцать минут из жизни молодого эльфа мы деликатно опустим.
Прейдя в себя, Дракон почувствовал в себе что-то новое, он почувствовал, что стал в чем-то сильней, тверже. И посмотрев на спящую Жюли в лунном свете, понял, что в принципе нет в ней ничего особо привлекательного – ну волосы, ну духи, ну красивые губы… эх… и все-таки это лишнее.
Для себя Дракон теперь усвоил, что можно обойтись и без этого странного чувства, щекотавшего в груди, которое, кстати говоря, куда-то исчезло. Вздохнув, он оделся, погладил эльфийку и посмотрел в окно. Тишина… Легкое сопение прекрасной подруги, стрекот сверчков и легенький свист… свист…
ВУУУХ!
Дракон у самого своего носа поймал стрелу. Наконечник стрелы подозрительно поблескивал зеленцой.
Яд!
Бросив стрелу, в один прыжок, Дракон отпрянул от окна.
ВУУУХ!
Вторая стрела вонзилась в деревянную дверь номера. Эх, если бы Дракон был сам, выбраться из постоялого двора ему бы ничего не стоило, однако бросать девушку, в таком положении было бы просто ужасно. Этого он сделать не мог. План действий он сообразил быстро.
Змеей, ползя по полу, он, дотянувшись до руки Жюли, бесцеремонно потянул ее с кровати.
- М… уйдите, постылый! – тихонько, все еще во сне прошептала она, однако, грохнувшись на пол, быстро пришла в чувства, - что? Что ты делаешь?
- Спокойно, Жюли – ляг под кровать и считай до пятисот, потом вставай и уходи отсюда. Хорошо?
- Что за мальчишество! – вууух! Прошелестела еще одна стрела и эльфийка тихонько вскрикнула, - что…
- Досчитай до пятисот! – еще раз повторил Дракон и стремительно выпрыгнул в окно. Тенью он пронесся мимо нескольких домов и остановился.
ВУУУХ!
Увернувшись от этой стрелы, эльф облегченно вздохнул – слава, Меркурию, Жюли теперь в безопасности. Совесть чиста. Но есть некоторое дело: надо узнать, кто и зачем посмел стрелять в Дракона и надавать ему за это по всей программе. Увернувшись от нескольких стрел, Дракон приготовился к тому, что бежать к противнику. Он засунул руку за маленьким ножиком в карман и почувствовал что-то совсем иное, не похожее на металл ножа. Бумага. Письмо.

0

2

Глава третья,
в которой оборотень рассказывает сказки

Ну и гадость! Брр… ужасная, мерзкая, кошмарная тюрьма! Самая-самая худшая, наверно, из всех существующих тюрем! Тьфу, ты! Ну и угораздило же!
На холодном каменном полу самой отвратительной (в смысле грязи и вони) из всех тюрем Зурра – Королевской дагдары (то есть столица по-нашенскому), сидела рыжая девица, одета весьма… м… вольготно и смачно отплевывалась кровью. Грязно-желтые глаза слегка светили в темноте. Девушка вздохнула и стала разглядывать свое пристанище, в котором она пробудет до утра. Утром ее ждала не менее приятная особа – драгоценнейшая тетка Гильотина. Девица, похоже что была не простая, так как на крыс шныряющих туда-сюда по камере, совсем не обращала внимания. Вообще-то крысы были не совсем обычные: это были огромные 15-ти килограммовые мутанты, с клыками и когтями не хуже, чем у волков. Морды у крыс были наглые и насчет «шныряли» я оговорилась. Они медленно переползали с одного конца камеры – из довольно крупной дыры – в другой, и с огромным трудом протискивались между решеток. Охранники, служившие здесь не первый год, реагировали тем, что пытались укрыться от «мелких» грызунов, так как укус такой твари мог оказаться летальным – крысы вовсе не гурманы, а любимых их ресторан – тюремная помойка (где складываются не только простой бытовой мусор, но и трупы бывших заключенных). И еще эти пятнадцатикилограммовые туши имели потрясающе крепки нервы, потому что они не только спокойно могли смотреть на жестоко истерзанное тело сородича, но кто-то даже пытался питаться им.
И вот одна такая туша, подобравшись к своему бывшему сородичу и чуть покопавшись в той куче мяса, которая осталась от крысы, лениво подобрался к девушке. От нее пахло крысами (не удивительно – такая вонь стояла по всей тюрьме!). Обнюхав ее холодную пятку, крыса сначала лизнула ее, а потом захотела уже полакомится этой самой пяткой. А в это время абсолютно ничего, не подозревая, девица была занята очень важным делом: выковыривала грязь, кровь и шерсть из-под длинных ногтей. Как полагается, девушка почувствовала, что кто-то яростно обслюнявил ее ногу, и теперь разглядев в темноте, что это просто крыса, решила посмотреть, что та сделает. Чуть погодя, крыса обнажила острые зубки, на что девица просто двинула ей той самой пяткой по морде. Судя по хрусту, у крысы была выломана челюсть. Туша мяса, обернутая в серую шерсть, обиженно посмотрела на девушку и что-то заскулив, ретировалась. Девушка опять осталась одна.
- Надо бы выспаться, - произнесла она, увидев возле другой стенки камеры нечто внешне напоминающее то ли тряпки, то ли простыню (правда цвета шкуры местных жителей – крыс то бишь). Удобно пристроившись на «постели», девушка уже почти заснула, как вдруг «тряпки» зашевелились. «Крыса» - мелькнуло в очаровательной голове девушки.
- Ты это зря, - угрожающе произнесла она и локтем ударила по простыне. Больно ударила. Очень больно.
- А-а-а! – яростно завопила «простыня», отбрасывая девушку в противоположный угол. Не смотря на то, что девица сильно ударилась, она быстро пришла в порядок, правда чуть потрусила головой. Оказывается, это была вовсе не простыня и не тряпки – это был другой заключенный. Не смотря на то, что было уже далеко за полночь и что маленький серп месяца фактически ничего не освещал, девушка все-таки разглядела, что это был дварф. Более чем определенно – в конце-концов, она много лет провела бок о бок с гномами. А разница между дварфом и гномом такая, как между красным и зеленым яблоком – и цвет, и вкус разный, но по сути – одно и то же.
- Засем бёсся? – утробно зашепелявил низкорослый воин Одина. Каждое произнесенное им слово будто высвистывалось. Девушка пожала плечами:
- Я думала, крыса.
- Нее, я не клыса! Не бей больсе,  - потирая ушибленный бок, проговорил удивительный человечек. Росту он был – чуть больше полуметра, зато широкий был, как бочонок. Смуглый, как мулат, и ужасно мохнатый – пепельные короткие волосы, словно проволока торчали во все стороны; такой же была и коротка серая борода – колючая и неровная. Зато глаза у заключенного были добрые – светлые-пресветлые, будто голубые.
- Меня Гудмолг зовут, - разглядев девушку и убедившись, что это всего-навсего девушка, произнес дварф.
- Рашэ.
- Осень приятно, - кивнул седобородый, - тебя за сто, Ласэ?
Девушка еле заметно поморщилось – так еще никто не поганил ее имя. К тому же вопросы не слишком корректный – нечему ему-то об это знать.
- Значит, было за что, раз посадили.
- Хох, - хихикнул он, - деньги сутенелу не отдала? Или уклала сто-то? Или отлавила мачеху? А мосет, ты муза убила?
Рашэ задумалась – правда и только правда, смогут заткнуть рот этому надоедливому существу.
- Из-под венца сбежала.
И точно, как только она это сказала, дварф озадаченно хрюкнул и, сказав, что раньше за такое не сажали, быстро заткнулся. Рыжая девица, посмотрела на месяц, и попробовала заснуть. Не тут-то было!
- А меня посадили, за то, сто я сплаведливость восстанавливал! – гордо изрек Гудморг, - я плосто хотел, стобы один плохой гном получил то, сто он заслусивает!
Девушка посмотрела на него – о, ну ясное дело! У гномов, которых всех считают просто-таки земными ангелами, часто такое бывает. Ну, сами посудите: гномы отсиживаются в земле лишь потому, что отчасти являются трусливыми существами. Все что они любят и уважают – это Один, пиво (холодное или теплое) и чтобы родной топор был очень большой – что-то сродни размеру их мужского достоинства. Э… дети, я имела в виду честь. Ну, так вот, зачастую в деревне гномов есть один самый сильный, с самым большим топором, который становится правителем дагдары, а проще говоря, поселения, и начинает заниматься рэкетирством. Кстати, очень выгодное занятие. Вот и появляется один отчаянный малец, которому, скорее всего нечем платить Королю дагдары, который пытается поднять бунт. После чего его сажают в тюрьму, и на следующий день казнят. И так каждый раз. Дварфы считаются не намного смелее гномов, так что просто Гудморг – очередной смельчак такого рода. Ну и какая к черту здесь спрашивает справедливость? Он просто о себе заботился! Однако Гудморг продолжал:
- Я ланьсе путесествовал. Много где я побывал: у людей, даже у эльфов… - тут Рашэ вспомнила, ошибочное мнение, что гномы любят эльфов – глупость, они их люто ненавидят за то, что те высокие и красивые, - бывал в плену у гоблинов… блл… неплиятные лисности. И спас я как-то одну нимфу – красивую, длинноногую, но очень молодую. Она со мной – сюда поехала, хотя для нее Зулл – фактически смелть – они увядают, если не в лесу зивут. Ох… и плиехала она сюда со мной, потом петь стала, тут лядом – в элитном тлактиле, но плохо ей было. И тогда отпустил я ее, лешил отвести ее в лес облатно – засеем зе ей, такой молодой умилать. Однако этот Филул, будь он неладен… он узнал об этом, и уклал ее (давно он на нее глаз-то свой полозил) и плячет тепель где-то в своем замке… спасти ее хотел, да впоймали… ах… доволила мне Гадалка, сто от Яллу погибну…
И тут великий и могучий сын Один, низкорослый воин, которому лет 50 как минимум, взял и завыл, как маленький ребенок. Рашэ встрепенулась – ей вовсе не было жалко Гудморга. Сам виноват, что эту свою Яллу сюда привез. Конечно, то, что он ее спасать пошел – это вообще не свойственно гномам или дварфам (первые дезертиры, для них бросить не то, что друга, мать родную – в порядке вещей). Следственно, полукровка. Ну да, не столь важно – куда интересней, эта его Гадалка, о которой он сказал.
- Успокойся, - хладнокровно и цинично (в своей манере) проговорила красотка, затем, посмотрев на почти переставшего рыдать Гудморга, и вдруг поняла, почему он так шепелявит, - это тебя стражники без зубов оставили?
- Не, - почти успокоился дварф, - это лично сам Филул по молде отбуцкал, када я связанный лезал. А сто?
Девушка вздохнула.
- Да вот какое дело… ты наверно полукровка… - она замолчала на чуть-чуть.
- Да… - удивленно произнес Гудморг, - мать у меня… м…
- Нимфа, - вдруг догадалась Рашэ. Ну, конечно! Кто же еще! Все объясняет: и яркие, голубые глаза (такие только у нимф бывают) и чрезвычайную смелость (нимфы, за любимого – в огонь и в воду), и… - она твоя сестра? Дочь?
Он выдох.
- Зена…
«Однако!» - подумала про себя девушка, и решила, что не одна она столь обиженная судьбой.
- Я знаю сказку одну - хочешь послушать?
Дварф кивнул.
- Жили-были муж с женой. Были они люди добрые, честные. Жили они в людском королевстве, но взял да и сменился царь в их землях, и жить стало невыносимо: до нитки обирал всех жадный царь, никого не жалел, иногда ради забавы отбирал детей у родителей, и делал из них безжалостных, злых воинов. Ну, так вот, и решили тогда муж с женой, что надо что-то делать – ведь не может так продолжаться более. И как раз тут оказалось, что у гномов были старые счеты с этим царем. И помогли тогда муж с женой этим гномам пробраться во дворец, да вот только гномы оказались… м… немного жадными, и решили, что фиг с ним, с царем – набрали они себе золота, и давай делать ноги. Да вот только стражники их задержали. Гномов вздернули сразу, а мужа с женой, которая как раз беременна была, взяли и выслали прочь из страны, к гномам. Те в свою очередь, то же не сильно пожаловали двух людишек, и послали их в одну горную, довольно опасную деревушку – там, в горах, драконы жили. Но ничего.
Жена родила девочку. Девочка жила среди гор и стала сильной, волевой, обожающей свободу, смелой. Девочка к тому же неглупая была – выучила не только человеческий, но и язык гномов и еще эльфийский. В астрологии разбиралась, и еще кое-что умела. Но вот когда девочка выросла и стала невестой на выдане, отец ее сразу же нашел ей прекрасную пару – то же человека. Будущий муж был просто загляденье – красавец, умница, богач, любящий и добрый. Только он очень хотел, чтобы его жена жила дома, да детей воспитывала. Не смогла бы свободолюбивая девушка жить так, да и сбежала она от будущего мужа. А отец этого парня, взял да и проклял ее в сердцах. Позже он даже пожалел об этом, но девушку с тех пор в той деревне никто и не видел – исчезла она, пропала. Правда, в соседних лесах то ли волк, то ли кто-то еще объявился…
- Не плохая сказка, жаль конца не услышу, - ядовито прошипел охранник. Только сейчас, Рашэ заметила, что уже наступило утро, - тебе пора, женщина-оборотень…

Глава четвертая,
в которой король остается ни с чем

Солнце медленно взошло, освещая пуховую кровь, всю обложенную персикового цвета подушками. На подушкам были раскиданы черные волнистые волосы. На мягких, потрясающих перинах, во дворце самого короля крысолаков, спала абсолютно нагая девушка.
«Совершенное существо – смуглая, аккуратная фигурка, с длинными ножками и осиной талией. Форма лица красивая, округлая, слегка вздернут нос, птичьи брови и длинные густые ресницы. Хороша.»
Еще немного постояв у двери, камердинер ее величества крысолаков, Дигс – высокий, стройный, крысолак. Наверно, стоит пояснить, кто такие крысолаки – это мерзкие существа, помесь людей и крыс – двуногое, двурукое, но обросшее шерстью, с длинной мордой и хвостом, чудовище. Стремительные твари, хитрые, но местами не шибко сообразительные. Камердинер не подходил близко к постели – ему строго запрещалось смотреть на будущую жену его величества короля.
«Хороша» - еще раз подумал про себя крысолак, которому (как и всем крысолакам) было глубоко плевать на то, что можно, а что запрещено.
Солнечный лучик, змейкой сполз с подушек, и пополз по аккуратной ручке, затем по волосам, и, наконец, достиг лица. Девушка поморщилась и повернулась, легла на живот. Камердинер увидел стройную, обнаженную спину, и, не моргнув и глазом, понял, что ему стоит уйти. Он только на татуировку посмотрел и сразу ушел. Татуировка у девушки были примечательная – находилась она на спине, как раз на шейном позвонке, и представляла собой, маленький кружочек, внутри которого находился совершенно неясный символ.
Как только дверь камердинер закрыл с другой стороны, девушка развернулась и, фыркнув, обернулась в простыню и подошла к одну.
- Такие твари, а такая красота вокруг! – произнесла она, и, постояв несколько минут, услышала стук двери.
- Кто там? – спросила она.
- Я, мадемуазель София, - наклонившись, произнесла горничная – тоже крысолак, и то же чудовище. Здесь все такие.
- Платье давай, - приказала будущая королева крысолаков, и уже через несколько минут стала примерять иссиня-белое свадебное платье. Горничную выгнала и одевалась сама, время от времени глядя в зеркало.
- Красивая прическа, жаль волосы, портятся, следующий раз не буду так мудрить с прической, - произнесла она, внимательно вглядываясь идеально черными с едва заметными фиолетовыми отблесками, глазами. Одевшись в пышное свадебное платье, корсет которого очень явно напоминал о себе, немного покрутилась и осталась довольна. Фату закрепила пришедшая на зов горничная. Невеста готова.
Король крысолаков решил праздновать свадьбу как положено всем крысолакам – как захочет невеста, так сразу и будет свадьба. Благо, хоть день она сказала. Одна в такую рань – на самом рассвете, он никак не ожидал свадьбы. Король крысолаков – по мнению «мадемуазель Софии» был самым большим уродом из всех крысолаков, однако был несказанно богат. Это было единственное обстоятельство, из-за которого сегодня совершалась свадьба.
Девушка едва заметно, как кошка вошла в покои короля. Она подошла к кровати и поморщилась от вида этой гадкой шерстяной морды. Постояв еще секунду, она развернулась и вошла в кабинет, где собственно и находилась сокровищница Короля Крысолаков. Пошарив там с полминуты, девица услышала шорох в спальне и поспешно решила ретироваться из комнаты. Уф! Король просто ворочался на кровати, повезло…
«Ну, ничего, - сказала она сама себе, - это последний день мучений. Сегодня вечером все закончится… или начнется?». Лукаво хихикнув над своими мыслями, дамочка, поспешила к королевскому ложу и, поморщившись от отвращения, смачно чмокнула гибрида крысы и человека.
Король не сильно хотел вставать, поэтому лишь не глядя, отмахнулся от будущей жены. София опешила.
- Кроличек мой… - прибавив к голосу те жалобные нотки, которые сильного смелого короля превращают в жалкого раба, - у нас же свадьба!
Она сделала сильный вздох – для короля это значило, что невеста может залиться либо истерикой и криками, либо ужасными слезами – неизвестно что хуже. Поэтому король мгновенно встал с кровати и мохнатыми, грязными лапами (с огромными черными ногтями) обнял ее. Девушку покоробило.
Однако король принял это несколько по-своему: он подумал, что девушка ужасно расстроена его поведением, и быстренько решил исправить:
- Дорогая моя, - загнусавил он, - я уже одеваюсь, сейчас-сейчас начнется торжество…
И действительно метнулся одеваться. Одеваясь, он успевал гладить ужасным склизким хвостом будущую жену за шею – король думал, что ей это доставляет нескончаемое удовольствие.  Если бы он знал, как она это ненавидит. Ах, если бы он вообще знал, что его ждет!
Церемония прошла по всем правилам: ко дворцу сошлись все крысолаки города, когда вышел Король и будущая Королева, все радостно закричали. Затем на руках короля и королеву пронесли до самого святилища – более-менее чистенького каменного домика, где жил Старейшина – мудрейший из мудрейших крысолаков. Получив его благословление «молодые» отправились на гулянье.
Пир Король затеял не малый, и тот действительно удался на славу! Невеста была счастлива, для сияла и подрагивала от счастья (вообще-то, улыбалась она с натяжкой, а каждое прикосновение мужа-урода отдавалось по ней мелкой дрожью). День прошел в гулянье, пиршестве, песнях и плясках. Пир не заканчивался до самого утра, однако дикие крики стихли, как только вышла луна – теперь как положено король на руках уносил королеву в свои покои, где они не двусмысленно уединялись. Этого-то прекрасная особа и ждала.
Как только они вошли в покои короля, девица осыпала его поцелуями, и попросила закрыть дверь.
- Я сейчас! – шепнула она, обдав короля духами, и выпорхнула в соседнюю комнату – как раз в хранилище. Пробыла там, по крайней мере минут десять. Крысолак нетерпеливо метался, но все-таки ждал – он знал и был готов, все женщины долго возятся, особенно перед и после, и тем более вовремя свадьбы.
Однако через несколько минут девушка тяжелой поступью ввалилась в комнату, держа в руке золотой скипетр и лукаво улыбаясь.
- Ну, вот и я милый, - и подойдя совсем близко, поцеловав, он взяла да и тюкнула короля этим самым скипетром по его крысиной голове. Крысолаки народ крепкий, поэтому король не упал – он просто застыл истуканчиком, и совершенно ничего не делал. Сняв с него корону, она надела ее поверх своей и крикнув: «прощай!» - прыгнула в окно.
Однако длинное платье зацепилось за каменный выступ. Из-под юбки посыпались золотые кольца браслеты, другие украшения, камни и прочая дорогая дребедень. Немного подергавшись, девица окончательно изорвала юбку, однако план ее удался – она, как и хотела, упала в мягкую, пахучую  повозку со свежим сеном, которая как раз стояла под этим окном. Сегодня ночью (она точно знала, поэтому именно сегодняшний день выбрала свадьбой) владелец повозки будет ехать в соседний город – туда-то и направляется «мадемуазель София».
Упав в сено, девушка ловко зарыла все сокровища, и с невообразимой ловкостью юркнула туда сама, единственно бросила несколько самых жалких колечек немного вправо – будто побежала туда, да по дороге обронила.
Сначала наверху послышался шорох, позже крик, лишь через несколько минут король выглянул в окно, стал звать стражу. Однако раньше пришел извозчик, который почуял неладное – чего доброго, захотят его сено проверять, испортят все, и быстренько взяв вожжи, укатил в темноту.

Глава пятая,
где очередной раз доказывается, что разум слабее сердца

Первый солнечный лучик едва-едва выглянул из-за холма, как худющая, но очень стройная девушка, с длинными серыми волосами вышла из-за фактически незаметного с этой стороны ущелья и произнеся: «Узи сам!», потянулась, и улыбнулась сама себе. Затем девушка вернулась обратно в скалу, но через минуту вышла, накидывая поверх голубого платьица дорожный плащ. Через минутку, она в припрыжку неслась по склонам. Абсолютно босым ножкам, по видимому, не мешали гравий и камни, и крутые склоны, которые девушка оббежала за несколько минут.
Бегать по утрам ее приучали Каури – черноглазая старуха-ведьма, которая так же как и молоденька Ида, должна была скрываться. Каури считали не просто ведьмой, а истинным Злом, которое непременно должно быть истреблено. Каури была простым человеком, она даже не владела магией, она просто очень хорошо знала не только природу, но и способности своего собственного тела. Про бабку Каури ходили слухи, что она якобы могла превращаться в зверей, но это истинная глупость – просто старушонка была отменным дрессировщиком – в роли почтальонов она применяла мышей, кот его был главным сторожем, а вся живность леса, который находился как раз у подножия гор, была для нее ушами и глазами. Как только люди узнали, что у Каури есть какие-то способности, они стали завидовать (Каури никогда ни чем не болела, и могла легко лечить) и тихонько ненавидеть. Однако по ужасному стечению обстоятельств, получилось, что после того, как Каури разругалась с соседкой (которая любила выпускать кур на капусту старушки), после чего на следующей день у той умер ребенок (от тифа, он месяца три как болел). Однако люди обозлились на «ведьму» и решили отомстить ей – они подожгли дом и убили всех ее кур и кошек, а когда сама старуха спасаясь от огня оказалась на улице, они не только долго избивали ее, но и выкололи ей глаза и засовывали гвозди в уши, отрезали язык. Потом, люди пустили немое, слепое и глухое существо на все четыре стороны – они считали, что так ведьма абсолютно безопасна. Знать они не знали, что Каури – это несчастная старушонка, которая была скорее символом счастья деревни, чем беды. Каури ничего не видя шла – она не хотела умирать, любви к жизни ее приучила мать, пока не забрела куда-то в лес. Там ее окружили животные, которые очень хорошо отнеслись к ней, и даже каким-то чудесным образом помогли ей (о том, что и как делали животные Каури всегда умалчивала), но Каури плохо, но старуха теперь откуда-то заимела орлиное зрение, китовый слух и соловьиный голос. После этого, старуха нашла себе пещерку в здешних горах и началась жизнь сызнова. Через несколько лет, она придя в город за покупками (благо в городе никто не знал ее), увидела девушку, как посчитала Каури – особую. Старуха умела различать в людях их цвет. Этот цвет менялся, но постепенно – кто-то был синий, кто-то бежевый, кто-то серый, были даже черные. Но это была особая девушка – она меняла свой цвет постоянно: с красного на зеленый, потом на желтый и у же с него на серый. И так далее без остановки – это была живая девушка. Живая. Старушка познакомилась с ней, и как только оказалось что Ида ищет себе уединения забрала ее с собой.
Бег, по словам Каури был очень полезным не только для тела, но и для духа. Девушка исправно выполняла все, что говорила «бабушка Ка». Хоть Ида и обладала особыми способностями и весьма интересной историей, она была очень замкнутой, и старуха смогла узнать из нее только то, что она скрывается, и то, что она не может по этому поводу колдовать. Ну колдовство и не обязательно.
Девушка была очень смышленой и не плохо разбиралась в природе, однако она видела лишь материю – лист, который состоит из клеток, а Каури видела души – листьев, цветов, деревьев. Каури считала что весь мир – одна большая душа, и каждый человек – это ее кусочек. Так же кусочком Мировой Души были и деревья, и птицы, и звери. Каури учила девушку всему, что только знала сама.
А Ида в свое время была способной ученицей. И как всегда, совершая утренний ритуал, Ида сбежала в с горы в лес, и уже по лесу шла медленно – только проснувшиеся белочки прыгали прямо ей в руки или на плечо – они так же хорошо относились к девушке.
Ида собрала в лесу несколько корешков, нарвала каких-то листьев, срезала цветков, потом все аккуратно сложила в маленькие мешочки на поясе. Выкопала еще два корешка, и сразу же их закопала под ветвистым дубом, а в стеклянную колбу (которую Ида просто обожала за то, что та была из стекла) набрала свежей воды из ручья. Потом она достала из дупла другого дуба маленький котелок, нашла немного веток, и разожгла костер с помощью все той же колбы. В котелок она вылила всю воду и по очереди стала бросать корешки, листики, прутики, при это весело напевая. Зелье практически приготовилось – это чувствовалось по запаху, как девушка немного замечтавшись, прикрыла глаза.
ДЗИНЬ!
От неожиданности девушка вспрыгнула так, что зацепила котел, отчего тот упал, и ароматно пахнущая жидкость мгновенно вылилась. Девушка расстроено посмотрела на него, но быстро подняла свои огромные серые глаза на то, что издало странный звук. И сильно удивилась.
Перед ней стоял высокий, стройный юноша и улыбался. Смуглое лицо было полно изящества и ума, но больше всего Идее по душе пришелся славный шрам на носу.
- Кто ты? – робко спросила она, заметив, что молчание между ними как-то затаилось.
- Человек, - пожав плечами и еще шире обнажая свои идеально-белые, ровные зубы, ответил паренек. Его черные космы дико свисали, но это еще больше заинтриговало девушку.
- Как тебя зовут? – ее голос раздавался по лесу, как трель – это была ее стихия.
- Дэрик, - спокойно ответил он, - а тебя?
- И… - запнулась она начав. А как же предосторожность? Но взглянув в синие, глубокого цвета глаза с длинными ресничками, девушка мгновенно забыла про безопасность, - Ида.
- Приятно познакомится.
Парень опять замолчал.
- Что ты здесь делаешь? Как вообще ты тут взялся? Ты меня, кстати, здорово напугал.
Дэрик усмехнулся.
- Я пришел за тобой. (у Иди предательски зарумянились щечки) Пришел я из Ришвелда. Но сам я с Севера. Вот только пугать я тебя не хотел.
- Зачем я тебе? – сама не зная зачем, она опустила глаза на траву. Какая красивая трава…
- Ну… меня попросили тебя найти (ох, что-то противно зашевелилось в груди). Один монах – он пришел и сказал, что здесь должна где-то жить девушка с серыми волосами и красивыми серыми глазами. Я долго искал тебя, имя-то я совершенно забыл спросить! Но потом вчера у торговца фруктов узнал, что он знает, где искать такую девушку – она приходит всегда из лесу. И я пошел тебя искать. И нашел. Монах оказался прав – у тебя действительно красивые серые глаза.
Удивительно, но Ида потупилась еще сильней. Однако разум попытался взять вверх над сердцем (крайне непослушным).
- Монах?
- Да-да, монах! Он рассказал мне, что ищет своих учеников. Он сказал привести тебя в одно местечко, под названием…
Название Ида слушать не стала.
- Ну, конечно! Ну, наконец-то! Как же хорошо! Подожди меня здесь, я заберу свои вещи и вернусь! Не уходи ни куда!
Уже через несколько минут, Ида ворвалась в свой дом и только там остановилась – она медленно, бережно развернула кусок старой мешковины, в которой была завернута по виду древняя, в коричневой обложке с золотыми оттиснутыми буками «ОДУКО», книга.
- Енуко, кудасва ибра! – прошептала она и быстро-быстро, свернула книгу обратно в тряпку, собрала походную котомку и была готова к окончанию совей Миссии. Однако надо попрощаться с Каури. Каури выслушала ее внимательно, и ответила лишь одно:
- Делай, как сердце велит – оно лучше знает. Прощай.
На том и простились, и через несколько минут стройная, худая девушка, с длинными серыми волосами и такими же глазами, бежала по горным тропкам, навстречу Судьбе. И почему-то совсем не пришло в голову Идее Имэн, почему вдруг парень взялся помогать монаху, и о каком вообще монахе речь идет, и зачем Дэрику это вообще нужно, и даже название места, куда она идет – она тоже не знала. А между прочим, это «одно местечко» имело название «ПЛОТСКИЙ РАЙ».

0

3

Глава шестая,
в которой на голову падает тяжелое, царапающееся и рыжее

Повозка двигалась крайне медленно. Алимфина тяжело вздохнула – уже три дня подряд она встречает рассветы. Если в первый раз, она еще будучи в Мидгарде встречала его с тяжелым камнем на душе, то вчера и вот теперь сегодня – она радовалась рассвету. По ее подсчетам в попасть в город гномов (то ли Мурр, то ли Зурр – в общем, не понятно что такое за название) уже через несколько часов. Однако повозка двигалась на редкость медленно. Ну пока повозка едет, стоит рассказать происшествия минувших двух дней, которые касались исключительно горбуньи Алимфины.
Выйдя из своей каменной церквушки, первый делом Алимфина наведалась в самый отвратительный и захудалый трактир из всего города – м… опрометчивый поступок. В трактире она попыталась прочесть проповеди в том, что нужно служить добру. Безрезультатно. Хотя нет, результат был – ее с воем и улюлюканьем вытолкали куртизанки, которые в это время было здесь большинство.
Как девушка и предсказывала, пошел дождь. И вправду, он оказался сильнейшим ливнем – каменные улицы превратились в тонкие речки. Однако, девушка вовремя ретировалась из города, а об потоплении узнала из газет. А дело было, так сказать, случая.
Как только ее выгнали из трактира, она увидела маленького, но чрезвычайно широкого человечка, который сидел рядом с длинным, нескладным стариком и просили подаяния. Естественно, Алимфина щедро наградила их (за время служения в церкви, а это не много ни мало, а с полгода, она скопила чуть деньжат), за что и старик, и как оказалось позже гном, поведали свои душераздирающие истории. В их историях не было и половины правды, однако чувствительная Алимфина разрыдалась от несправедливости и жалости к этим бедным существам.
Историка старика основывалась на том, что он верно и честно служил у одного господина, а тот жадина, не платил ему ни копейки. Когда старик попробовал жаловаться на господина старосте городскому – старика быстро турнули с работы. Якобы с тех пор он стал свободным человеком, и ушел из того города (Алимфина попыталась запомнить название и этого города, но сейчас уже вспомнить его не могла), но он еще прекрасно знает, что господин его имеет большой не то трактир, не то какой-то клуб в этом самом городе. Вообще-то на самом деле, старик действительно служил у данного господина, но все вырученные деньги, он яростно пропивал, а от пьянства вскоре сделался никакой, и просто стал непригоден для работы. За то, его и уволили. Но впереди, девушку ждала еще более кошмарная история.
Якобы правительство в этом самом Зурре (да-да, девушка точно вспомнила название второго города), никого и никогда не любило и не щадило, и покрывало всех немыслимыми налогами и т.д. и т.п. Более того, этого гнома не любили особенно, и что его якобы выслали из города, и он там персона нон гранта, но и это полбеды – ведь бедного гнома выставили из страны без гроша в кармане. Вообще-то, его никто даже не выгонял – при всех своих недостатках, гномы более всех ненавидели, как выдумаете кого? Правильно – дезертиров. А наш гном-попрошайка, был из тех, кто, сбежав из армии, не осмелился вернуться обратно.
В общем, захлебываясь от слез Алимфина приняла решение – начать с исправления душ этих черствых людей, которые сеют несправедливость по этому свету. Так как название она помнила лишь одного города, то естественно сначала решила побывать в довольно известном Зурре. Тут и началось ее путешествие.
Повозку она нашла быстро – из Мидгарда в Зурр была налажена почтовая сеть, действовавшая через повозки. А возчики с большим удовольствием брались перевести кого-нибудь из одного города в другой за определенную (и иногда не самую малую) плату. В общем денег хватало лишь на то, чтобы доехать до этого самого города. Первый день она абсолютно весь пробыла в пути. Сначала она попыталась образумить и наставить на путь истины извозчика, пока он ее не пугнул что ссадит здесь – в темном и не самом приветливом лесу. Потом она стала читать письма (что в своем естестве согласитесь, не самое благородное дело), но только из самых лучших побуждений – а вдруг она узнает из письма о еще какой-нибудь ужасном тиране? Но нет, в письмах указывались либо сугубо личные дела («Мой Асфильд – я тебя обожаю!» или «Как вы там? Дорис захворала, но ничего, свыкнемся…»), либо наоборот, сугубо деловые («Прошу выслать из нашей страны нескольких зачинщиков бунтов, имеющих явно гномовское происхождение – данные прилагаются»). Дело ей это быстро наскучило, однако очень вовремя они прибыли в пограничный город. Чтобы не проходить всяких там проверок – девушка поглубже зарылась в письма, и через какие-то полчаса, она продолжала свой путь. Правда было чуть веселее – извозчику выдали связку свежего номера «Рыцарского вестника», который Алимфина принялась тщательно изучать. Однако кроме статьи о жаре не было ничего особенного (правда в статье указывалось, что священника Луи стихия особенно задела – якобы потоп пронес его по всему городу в самом нелепом виде, отчего священнику пришлось уйти в отставку).
Дальше день шел еще неинтереснее: убрав газеты, и пожевав немного коржиков (припасенных еще с маленькой лавки, что стоит возле церкви), девушка благополучно заснула. Второй день прошел хуже – маленькие домики гномов были не только не интересные, но и вообще некрасивые – кривые и маленькие. Гномы были и того хуже. Весь день Алимфина со скучающим видом рассматривала горные пейзажи (лучше сказать, одни скалы), а потом и вовсе уснула. Проснулась она уже на рассвете.
И теперь приведя себя в порядок, построила план своих действий – в Зурре прямиком отправится в парламент, и всеми возможными и невозможными методами, будет воздействовать на этих существ. Надо искоренять несправедливость. Ах, если бы все шло по ее плану!
Оказавшись в Зурре, она попрощалась с извозчиком и направилась к зданию парламента (вон какой дворец отгрохали – сразу видно королевская резиденция). Путь был не такой уж далекий, но шел именно через какую-то площадь.
Алимфина была целиком и полностью занята тем, что придумывала что и как будет говорить этим всяких министрам – шум и крик вокруг ее совершенно не волновали. На ее пути предстало два обстоятельства. Первое она кое-как преодолела – огромная толпа людей вперемешку с гномами, яростно не хотела расходиться, поэтому девушке пришлось тащится прям сквозь нее. А вот со второй проблемой дело обстояло куда хуже. Увлеченная своими мыслями девушка, шла прямиком через толпу, и шла бы себе через нее дальше, если бы вдруг толпа вокруг нее не расступилась, и что-то тяжелое, царапающееся и рыжее не свалилось ей на голову.

Глава седьмая,
из которой становится ясно, что не все ангелы добрые

Солнце абсолютно ясно оформилось на горизонте. Оно медленно и расплывчато поднималось, означая что последнее утро в жизни одной несчастной девушки уже настало. Рашэ тяжело ступала входя  на эшафот. Умирать ей не хотелось совершенно. Да и собственно говоря, девушка ничего и не сделала – она ведь не виновата в том, что такая. Почти не виновата.
Уже стоя среди тринадцати будущих повешенных, облитая лучами яркого солнца, стало видно какая девушка на самом деле: из-за копны темно-бронзовых волос, янтарные глаза просто светились лучезарным светом, придавая к лицу девушки что-то мистическое.  Узкий подбородок, высокие скулы и немного восточный разрез глаз выдает принадлежность предков к варварским племенам.
Оглядев разнобойную толпу, которая с радостными криками и улюлюками наблюдала за повешением первого преступника, девушка-оборотень, поняла, что план «В», не удастся. План «А» провалился еще в начальной стадии: он заключался в том, чтобы выбраться из тюрьмы еще ночью, однако видимых лазов или возможностей на то, не было. План «Б» должен был совершиться еще утром, когда ее выводили из тюрьмы. На заготовленную фразу: «Укушу и станешь оборотнем», стражник рассмеялся и сунул Рашэ кляп в виде грязной и вонючей тряпки, которую она выплюнула. План «В» пришлось отмести сразу: вряд ли толпа пожалеет девушку. Но Рашэ не глупая, планов у нее хватило бы на все буквы не только обычного алфавита, но еще на парочку каких-нибудь иероглифов. Что ж… в ход пошел план «Г».
Девушка повернула голову на стражника стоявшего позади нее, и закусив губу томно посмотрела на него. Ну же, ну же остолоп! Буду твоей, лишь отпусти меня. Глубоко вздохнула, надломила брови. Ну же!
Ноль. Абсолютный при том. Ни вздымающаяся грудь, ни томные глазки, золотистого цвета, ни столь откровенный наряд, ни произвели никакого впечатления на него. Уж не евнух ли? Шут с ним, план «Г» полетел к черту. Ну что ж… есть еще…
Однако вспомнить следующие планы, девушке уже не дали. Ее подвели к петле, и она судорожно подняла голову. Нет… нет… быстро переметнула свой взгляд на палача – ух и морда, такого даже не соблазнишь, да еще и сильный черт наверно, но медлительный, тупой значит, не сразу поймет в чем фишка, поэтому еще пять или шесть планов, связанные с палачом отпали сами собой.
- Последнее желание?
Рашэ опустила глаза, и тяжело вздохнула, после чего слабым голосом произнесла:
- Оковы снимите. Хочу умирать свободной.
Палач пожал плечами – ему ли не все равно, с наручниками или без них будет умирать девушка – да и куда она теперь денется? Толпа разорвет ее в клочья, ибо почему-то именно ее толпа мерзких и глупых людишек и гномов, возненавидела более всего.
Он медленно и неповоротливо достал ключ и долго возился с оковами, причем довольно сильно изрезал ей руки. Ну да ничего.
Наручники тяжело грохнулись об пол, и девушка еще раз медленно вздохнула. Дальше все произошло очень и очень быстро: она резко подняла свои маленькие кулачки, и снизу ударила палача в подбородок. Его тело хоть бы что, а маленькие мозги видно забарахтались в голове, отчего амбал осел. Зато девушка даром времени не теряла – резко вскочив, она кувыркнулась в воздухе и собиралась прыгнуть аж за толпу, но один из стражников – как раз тот, кому она строила глазки, кинул длинную цепь, которая хоть и не поймала девушку, но сбило с курса, отчего Рашэ полетела прямиком на кого-то в сером походном плаще. Как снег на голову. 
Удар был не сильный – и девушке, и тому, на кого она налетела. Рашэ просто зацепилась за плащ и повалила путника с ног, правда и плащ потянула за собой.
По всей толпе прошелся один большой «ох!». Оказалось, что путник это была девушка, а значит путница, но и кроме того, судя по белоснежным, пушистым крыльям, это был ангел. Настоящий ангел!
С замиранием сердца смотрела на нее Рашэ – аж слезы выступили. Неужели Бог ей послал ангела? Бог? Ей-то? Однако Ангел повел себя крайне странно. Алимфина (да-да это была она) резко отдернулась, отобрала свой плащ и крайне презрительно посмотрела на Рашэ.
- Помоги, - прохрипела девушка-оборотень. Алимфина от ужаса округлила глаза и накинув плащ, бегом скрылась за следующий поворотом.
У бедолаги Рашэ сердце итак чуть из груди не выскочило, а тут еще ПРИЛЮДНО ее Бог покровительства лишил – Ангел бросил ее. Бросил! Какой кошмар, подумала девушка, от меня отвернулся не только этот мир, но еще и тот. Тогда какая разница? Что тут, что здесь – можно и на плаху.
Она даже не замечала, как толпа пытается разорвать на ней одежду – люди, эти отбросы и те поняли, что никому она не нужна, даже тому, кто ее создал. Но тут прозвучал голос. Спасительный голос.
- Эй, народ! Кто это серебряник потерял?!
Вся толпа, словно куклы, повинуясь кукловоду, обернулись на голос. Даже некоторые стражники рванули с мест. Однако палач был не преклонен – тот кривоного подошел к девушке и взял ее за руку, и уже собирался тащить к месту казни, но все тот же навязчивый голос, владелец которого швырнул-таки монетку, уже прозвучал фактически над самым ухом Рашэ.
- Ей дружок, - девушка поняла, что голос этот принадлежит женщине, девушке, и при том голос был очень красив и мелодичен, - даю золотой за жизнь этот куколки.
Палач оскалился – ах, не простительная ошибка! Этот ирод славился тем, что мзды не брал, и что сильно (порой и насмерть) избивал своих подчиненных, кто был жаден до денег.
- Не хочешь, как хочешь, - ответил на его гадкую ухмылку голос, - тогда останешься и без девахи, и без монеты.
И тут Рашэ почувствовала, что Бог все-таки ее не бросил, что все-таки она ему еще нужна зачем-то. Словно ветер подхватил совсем обескураженную девушку, она почувствовала, что сидит на коне, а перед ней сидит девица в абсолютно белом наряде –плаще, корсете, брючкам, даже перчатки и те были белые. И конь тоже был белый.
- Ах! – загудела толпа. Не конь, не конь был это! Это был диковинный зверь, известный своим неукротимым нравом и не земной красотой. О да, пегас был очень красив – особенно когда раскрыл свои огромные белоснежные крылья, и унес в синее небо полураздетую девушку-оборотня, и «белую» (хотя какая она к черту белая, когда волосы у нее черные?) девушку. 
И только маленький, самый ловкий мальчик, рыжий и весь перебитый, первым нашел несчастный серебряник на земле.

Глава восьмая,
в которой воин знакомится с родней

Вернемся на несколько ночей назад. Дракон, которого несколько минут назад чуть не был продырявлен десяткой отменных стрел, сейчас абсолютно спокойно стоял и читал письмо, нижеследующего содержания:

    Дракон!

Помни, что предатель всегда рядом, и что тебе есть на кого положиться!

Твой друг

Что за бред? Какой к черту «друг»? Брр… ох и карибские загадки. Не привычно это Дракону – всего он все привык напрямик делать. Если зло так зло, если негодяй – то получай нагоняй. Без всяких премудростей. Ладно, потом разберемся откуда письмо взялось, надо найти эту сволочь, что пыталась сейчас на единственного потомка светлого и темного эльфов напасть.
Однако эту самую «сволочь» искать не пришлось. Сама явилась.
Прямо из кустов, перед носом Дракона явилась интереснейшая особа. Высокая, стройная девушка, с гривой из черных, волнистых волос, с самыми что ни на есть эльфийскими ушами и просто алыми (под цвет губкам) глазами. Она закусив губу, быстро-быстро захлопала глазками. Дракон просто оторопел, во-первых, от неожиданности, во-вторых, от дурманящего аромата, который издавала девица.
- Привет, киса, - шепнула она ему. Ай-ай-ай, но мышцы стали слабнуть. Девушка ни слова ни говоря, обошла его со всех сторон, и увидев два красивейших скимитара в руках у парня, закачала головой, - в какие игрушки вы играете. Дай их сюда, а то поранишься еще.
Но нет, на столь наглую выходку, Дракон не мог не ответить. Чары рассеялись и он свободно отобрав свои мечи и вернув их на место, взял и безбоязненно потряс девушку за плечи.
- Кто такая? Что тебе нужно?
- Какой ты брутальный, Дракоша! Любви мне нужно, тепла, ласки… - она опять медленно переходила на шепот. Но почему-то на Дракона это совершенно не подействовало. Он аж обрадовался этому, но тут же вспомнил, что девица его чуть не убила (да-да это она – в ее руках он увидел маленький арбалет).
- Зачем убить хотела?
- Из ревности, - так же непоколебимо ответила ему она. Ой а где же Дракон ее видел? Где? Где? – вон ты как ту ш… рыжую обнимал. Я то же хочу.
И вновь закусила губу.
Дракон по началу опешил. Потом стал в скорости соображать. Что же это такое получается? Если раньше им интересовались девушки, то они долго и упорно делали вид, что это вовсе не так (а им довольно часто интересовались девушки, он вон какой красавец), или же писали томные письма и уливались слезами. Но вот уже дважды за сегодняшний день (а точнее ночь) появляется девица, которая прям с порога падает в его объятья. Не порядок.
А еще он вспомнил где видел девицу. Эта красноокая красавица заходила к нему в гостиницу, сказав, что ошиблась. Ой, что-то тут не так.
- А ну рассказывай! Кто и зачем тебя ко мне послал?! – к парню вернулись его прежняя сила, стремительность, а главное – трезвость мысли.
- Ты всегда такая бука? – уже без томительных интонаций, вырвавшись из его рук, спросила она, - сама я пришла. Сама.
- Зачем? И не надо мне глупости про любовь плести!
- Может я действительно люблю тебя? – без особенно напора спросила она. И замолчала.
- Ну хорошо… кто ты такая? Как тебя зовут хотя бы?
Девица улыбнулась.
- Я? Я – девушка. А зовут меня Химера. Для тебя просто Химочка.
- И чего ты хочешь от меня. Допустим я съел твою сказку про любовь, и отказываю тебе.
Дракон чувствовал что девица не робкого десятка, и явно не сама Совесть, поэтому был настороже. Но чтобы сделать вид, что расслабился, сложил руки на груди. Пускай думает, что умней.
Хима и бровью не повела.
- Не любишь – не люби. Не даешься – не надо. Только пошли со мной.
Дракон аж абалдел. Как этот так? Не люби, не надо ничего, только идти с ней?
- Куда?
- Как куда? – красные глаза просто насквозь пробирали парня, - ко мне домой. С родней знакомить буду.
Вот это да. Вот тебе и путешествице.
«Была не была! Пойду знакомиться с родней!» - подумал Дракон.
И пошел.

К «родне» пришли быстро. И уже подходя судя по всему к фамильному замку, который как и полагается был черный и мрачный, и стоял на черной, мрачной горе, и как полагается шел дождь и была гроза. Но Дракон же храбрый, умный (это он так думает) и что ему? Он с родней знакомится идет! Ох и бред – расскажешь, никому не поверят.
Только когда уже девушка стала стучать об дверь специальный кольцом, которое во рту держал черт, который висел на двери, до Дракона вдруг дошло, что он вовсе не уверен, что Химочка – эльфийка. Ой как не уверен.
Однако все оказалось гораздо сложнее.
В замке оказалось на удивление не только светло, но и чисто, и сухо, и судя по лицам тех кто был там – весело. В замке стояло множество на удивление красивых, стройных, хотя на вкус Дракон слишком бледноватых существ. И не сразу-то до него дошло!
Дошло до него КТО это был, и кто была та особа, которую он вел за руку, и куда он наконец попал, кто хладнокровная (а точнее бескровная) Хима, вела его по алому ковру прямиком к каменному резному трону, на котором восседала высокая, и такая же стройная и весьма экстравагантная особа. Бледная как Смерть она обладала иссиня-черными, короткими и торчащими волосами, а глаза сильно напоминали глазки Химы – кроваво-красные, как рубины. Ох, однако.
- Знакомся, Дракоша! Это мамуля моя, - спокойно заявила Хима указывая на шикарную вампиршу. А мамаша, прямо-таки сияла, обнажая длинные, абсолютно белые резцы.
- Как приятно! – у нее был такой же мягкий, приятный голос как у доченьки, но более низкий, - давно мы вас ждем доблестный рыцарь.
Дракон огляделся – да… в этом зале по меньше мере было мертвяков этак душ (простите за каламбур) пять сот. Правда к его удивлению он наблюдал, что как минимум каждый шестой – обладал эльфийскими чертами: или ушки торчат загнутые, или волосы абсолютно белые, или глаза небом поблескивают.
- Меня зовут Кассалия Борджиа. Это моя дочь – Химера Борджиа.
- Приветствую темя в нашем клане Блудорес – одном из древнейших кланов вампиров, проживающих в этих землях. А это мой муж Артур Борджиа, - она указала на высокого и стройного мужчину, с очень красивым лицом.
Подойдя к нему она яростно зашептала:
- Однако для нас брак – не преграда для отношения с другими, а скорее стимул. Так что всегда к твоим услугам. И не бойся – Хима не ревнивая. А как тебя зовут, ты сказал?
- Я не говорил, - сухо ответил Дракон, понимая, что пока придется отдаться судьбе – увольте, а сразу пол тысячи вампиров ему одолеть вряд ли удастся. Тем более, что не шибко нужно, - Серебряный Дракон имя мое.
В зале стояла полнейшая тишина, а голос хозяйки нежити звенел, как будто живой, как сам по себе.
- То ли Дракон, о подвигах которого мы слышали?
- Я не знаю о чьих подвигах вы наслышаны, но о моих знают многие. И имя мое – Серебряный Дракон, - сказал и подумал, что еще никогда в жизни так красиво не говорил.
- Вон молодец дочка, хорошего жениха себе нашла. Надеюсь, ты же не против быть женихом вампира? Ты же не против вампиров?
- Я за добро, - уклончиво ответил Дракон, - за справедливость. Пока вампиры ее не нарушают – я спокоен, но если…
- У вампиров нет никаких если. Наш род особенный – мы ближе всех вампиров стоим к живым – как видишь, добрая часть вампиров находящихся здесь – полу-эльфы. Мы чтим справедливость, от наших клыков не погиб еще ни один достойный человек – только падаль, только те, кто должен умереть, хоть и не достоин смерти.
И опять Дракон подивился такому каламбуру. «Должен умереть», но «не достоин смерть»? Как вам это нравится?
- Ну, так что? - снова где-то справа послышался томный голос справа. Ох, то ли девушка – то ли виденье: то исчезает, то появляется. Или это только Дракону так показалось – и она была здесь все время, просто занятый ее матерью он ее не заметил?
- Ну, так что? – повторилась она, - женишься на мне?
Странно как-то получается. Странно. Не мужчина, а женщина делает предложение, да и не откажешься как бы: вроде бы и не пристало ему жениться (что-то не тянуло до селе), а вроде и не хочется оказаться в качества свадебного ужина, но и терять-то собственно ему нечего: Жюли явно его там не ждет, а больше у Дракона никого и не было. А так будет. Целая семья. И родня будет. Вот и познакомились-то с ней.
- Женюсь.

Глава девятая,
о том, откуда взялся Ветер

А в это время в сонном граде Зурре, куда преспокойно приехала наша дорогая мадемуазель «Софи», только что сбежавшая из-под венца, наступило утром. Правда узнать беглую невесту было уже невозможно. Дайте объясню что с ней случилось.
В повозке ей было хорошо. Как только она поняла, что находится за границами Крысиного Царства, она вылезла из сена, и найдя самую дешевую безделушку, подарила ее извозчику, что б тот без шуму, без пыли доставил ее в сам Зурр. А ему-то что? Ему туда дорога. По пути на королевский двор гномов, извозчик остановился в маленькой деревушке, где (к огромному удивлению многих) купил абсолютно белые перчаточки, штанишки, корсет, плащик – все исключительно белое, женское, и довольно миниатюрное.
Разумеется, он купил все это своей случайной спутнице. Дамочка она была богатая, денег ему дала с вершком, но купить наказала все только белое и очень дорогое. Представляться богатенькая леди не собиралась, но извозчику ее имя совсем ни к чему было. Так и порешили: он ее барышня (он пытался как она учила «мадемуазель» называть, а получалось у него, остолопа «мамзель», отчего ясное дело барышня приходила в ужас) звал, она его Возя (от извозчик). Хотя настоящее имя его – Вася, не очень отличалось от Возя.
В общем Возя, с ветерком без особых премудростей, еще за светло доставил барышню в Зурр. Проехали мимо почтовой повозки, в которой сидела горбатая девица, прямиком на площадь. Там с барышней и распрощались.
А беглая невеста, во всю гуляла по городу. Но это только кажется что гуляла. На самом-то деле, дорогая наша невестушка искала местный ломбард, и притом быстренько нашла. Там она не сбыла и десятой части украденных богатств, однако денег у нее стало предостаточно (во-первых, как помните вещи-то царские, а, во-вторых, наша дамочка довольно искусно торговалась, правда точнее – просто зубы заговаривала). И теперь уже точно пошла гулять. Купила себе шоколаду, волосы и лицо привела в порядок в одной парикмахерской (весьма не дурной), правда волосы попросила не выравнивать (а зачем – через день-два сами выровняются, а так красивее).
Но самое интересное было впереди. Решила дама красивая, вся в белом, коня себе найти белого.
Пришла она к самому богатому купчине, что торговал лошадьми, и спросила у него самого быстрого скакуна, но непременно что б белого.
Показал ей купчина около десяти игривых лошадок – одна другой лучше, все белые, но барышне они не понравились. Двинулась она в самый конец и увидела захудалого белого конька.
- Да это чахоточный, - махнул на него рукой хозяин, - когда нашли на лугу, думали от голоду он такой, откормим думали, а он все чахнет и чахнет. Сам помрет через два дня.
- Сколько хочешь за него? – спросила барышня. Купчина удивился – зачем такой барышне это несчастье белое? Спросил у нее золотой, чисто символически – за такую лошадь деньги брать, нечестно как-то получается. Барышня исправно заплатила, и тихо нашептывая что-то вывела конька.
- Глупые они, - говорила она идя по площади с лошадкой – солнце только-только всходило, - что ж они хотели? Заперли Ветер на замок, а он все игривее должен стать? Так не бывает – Ветер, он только на воле живой. Так ведь?
Удивительно, но конь махнул.
- Ничего-ничего, - продолжала барышня, - сейчас Ветер к своей свободе еще чуть силок получит, и будет как новенький.
И повела она коня к местной бабке-ведунье. Попросила у той живой водицы. Ведунья за живую воду много взяла – аж пятьдесят золотых, но ничего барышня не пожалела, напоила коня, сама не притронулась.
Ничего особенного не произошло – просто из чахлого коня, стал статный, как все, стройный, только уж белый очень.
- Ах Ветер, Ветер! Узнала я тебя сразу, - сказала ему девица и прыгнула ему на спину.
И понеслась по площади.
А тут как раз интересное явленьице.
На плахе стоит рыжая девица, трясется вся, снимает палач с нее кандалы, а она его хрясь где-то в шею, и как сиганет! Правда стражник, паскуда (нехорошее слово, где только барышня таких набралась? ах уже и не вспомнить), цепом ей ноги заломил – та и упала, да прям на девицу с горбом. А то не горб у нее – а крылья белые. Ух! Барышне аж дух от такой комедии захватило. Рыжая что-то говорит ей, а Ангел взяла да и ушла. Вот потеха! Бросил Боженька девицу на плахе помирать. Нет хуже – толпа растерзает. Как только Ангел ушла, все на рыжую и бросились, а барышня стоит и думает себе.
Не одна я такая. Помнишь как мне плохо было? То-то же, надо и ей бедняжке помочь.
Вот и помогла – как только палач хотел вести ее на плаху обратно, взяла барышня и рыжую на спину Ветру закинула, а сама коню шепчет:
- Давай Ветер! Теперь ты свободен!
Конь взял да и раскрыл большие белые крылья.
Опустился пегас, уже в горах – по приказу хозяйки. Там барышня с черными волосами, одетая в белое, оглядела внимательно рыжую, одетую весьма раскованно (зато не жарко ей).
- Спасибо, - кивнула рыжая. Янтарные глаза сверкали на солнце, как две золотые монеты.
- Не за что, - ответила ей черноволосая. У это глаза были черные, а от солнца становились вовсе матовыми и не блестели, как две дыры в далекий колодец.
- Блуд Шейна Файм, - протянула руку барышня, - для тебя Азазель. Будем знакомы.
- Рашэ Ригель, - протянула ей руку рыжая, - приятно познакомиться.
И пожали руки друг другу. И будто молния между ними сверкнула – но не та, что разъединяет, а та что объединяет. И стояли так сжавши руки, если бы Азазель (она же бывшая мадемуазель «Софи»), не сказала, глядя куда-то под гору:
- Глянь-ка как улепетывает!

0

4

Глава десятая,
где злодей оказывается вовсе не злодей

А в это самое время, в совершенно другом месте этого мира, по одной не высокой, но скалистой горе, стремглав бежала девушка. Серые глаза, как и серые волосы девушки, красиво переливались в солнечном свете. Девушка была абсолютно босая, но бежала тем не менее довольно быстро. Небольшая котомка, которая висела у нее на плече, слегка била ее в бок.
Ида Имэн прибежала из лесу к себе  домой и обратно всего минут за пять – феноменальный результат, если помнить, что расстояние от «дома» до леса – около километра.
Оказавшись в лесу, девушка прибежала на то самое место, где ее испугал синеглазый парень, обещавший отвезти ее к некому монаху. Ида была уверена, что это ее старый учитель, который, наконец, вернулся и разыскивает своих учеников. Однако на том месте, Дэрика она не нашла.
«Не дождался и ушел!» - мелькнула у нее в голове паническая мысль. Нет! Нет! Не может быть! Девушка судорожно оборачивалась – но парня нигде не было. Она закрыла голову руками, потом села и заплакала.
- Как я могла! Это был единственный шанс! Теперь все пропало, все пропало… я больше никогда не увижу учителя… не увижу его… все пропало… пропало… - всхлипывая, вторила Ида.
- Что пропало? Кого ты не увидишь? – мягко произнес знакомый голос, и большая, твердая рука, коснулась плеча девушки.
Ида вздрогнула, но когда поняла, что Дэрик никуда не ушел, очень обрадовалась.
- Я думала, ты ушел. Думала, что больше никогда не увижу Учителя, и не смогу вернутся к нашим урокам. И думала больше не увижу... э… родной башни, - говорила она смахивая слезы. Она и вправду очень скучала по башням, по старику-учителю, но за последние несколько минут больше всего она боялась потерять, забыть эти синие глаза.
- Ну, если ты готова, то пошли.
Девушка радостно кивнула и пошагала рядом с парнем.

До города добрались быстро – парень шел очень добро и кажется совсем не устал. Ида хоть и не отставала, но все-таки чуточку устала (еще бы – очень хрупкая особа, а бегает со скоростью света). В городе довольно быстро пришли в «ПЛОТСКИЙ РАЙ». Вывеска с двумя обнаженными особами слегка удивила Иду, но сильно не заинтересовала. Самое интересное было внутри.
Внутри стояла крайне жаркая обстановка: помещение абсолютно не имело окон, а освещалось изнутри с помощью светлячков, запихнутых в стеклянные баночки. В зале наблюдалась стойка бара, за которой молодой эльф подкидывал и крутил разные стаканчики с жидкостями, приготовляя очередной коктейль. С другой стороны находился подиум, на котором находилось семь или восемь шестов, за которыми столько же девушек всех раз (в большинстве грациозные эльфийки) занимались не двузначным делом. Посреди зала стояло около двух дюжин круглых столиков с в четверо больше стульчиков. Сколько было посетителей этого туманного (в прямом смысле – светлячки не сильно радовались тому, что должны сидеть в банках и пускали фиолетовый дым, который быстро рассеивался и создавался эффект тумана) места – не сосчитать. Однако Ида, несмотря на то, что в подобных местах была впервые, не растерялась, и очень быстро обнаружила монаха в походной рясе, который одиноко сидел в дальнем углу. Дэрик повернулся к ней и прокричал (музыка была не слабая в этом заведении):
- Твой монах сидит вон там, - и показал на того самого монаха, которого заметила Ида. Девушка сделав свой взгляд как можно значительнее и содержательнее, посмотрела на парня, а затем быстро развернувшись, засеменила к столу с монахом.
Голос Учителя прозвучал несколько иначе. Он совершенно не был похож  на старый мягкий и спокойный голос учителя. Теперь голос отдавал металлической хрипотой и новой, доселе невиданной грубостью. Наверно это из-за переживаний и возраста.
- Иди за мной, - крайне коротко и лаконично произнес он, и поманил девушку в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, где располагалась гостиница. Заведя девушку в одну из комнат, он закрыл дверь.
- Наш разговор не должен никто слышать, - сказал он поворачивая ключ в замке. Ида покорно кивнула – она все прекрасно понимала, но сейчас ей хотелось забыть о деле, и бедного любимого Учителя обнять и расцеловать.
- Все очень плохо, - сказал Учитель, - нас продолжают искать, и кажется на твой след кто-то напал уже. Ты знаешь о том что Эммануэль убит?
- Что?! – выпалила Ида. Кирилл  – был ее лучшим другом, когда они жили в башне. Девушка часто задышала.
- Ты молодец, - сказал он, - ты крепко держишься и даже не колдуешь, а Кирилл колдовал. Но более того, ты все еще хранишь реликвию. Но я очень беспокоюсь за нее. К счастью, я недавно нашел потрясающее место, где никто не станет искать Книгу. Поэтому ты должна отдать мне ее и я там спрячу ее, а когда все закончится, я соберу всех, кто остался в живых, и мы будем жить там.
Девушка стала доставать книгу, однако когда она достала из сумки кусок ткани, в которую была замотала та самая книга, ее как током ударило: нет, не то что-то, ох, не то. Ида посмотрела под капюшон, который плотно закрывал лицо ее Учителя. Учителя ли? Девушка аж ахнула: нет – НЕ ОН!
Ида резко подскочила, и отбежала в дальний конец комнаты.
- Глупая, - закричал монах, - отдала бы книгу так, ничего бы с тобой не случилось, а теперь ты умрешь.
Достав маленький короткий нож, он рванулся к ней. Девушка закричала и смогла лишь закрыть голову голыми руками – колдовать почему-то Ида не додумалась. Наверно, просто от того, что долго не колдовала. Сейчас, еще секунда, и холодный металл полоснет руки. Девушка от испуга глаза закрыла. Однако удара все не было и не было. Раздался лишь глухой, тупой удар, где-то впереди нее и что-то тяжелое, повалилось на пол. Она открыла глаза и увидела интересную особу: это была явно девушка, только с кожей темно-синего цвета и такого же цвета перепончатыми крыльями, удивительными белыми волосами и с едва заметным золотым кольцом, светящимся в черных глазах. Демон! У Иды дыхание сперло: только сейчас она поняла как ее подло обманули, причем одним из обманщиков был Дэрик.
Однако демон не сильно спешил нападать на девушку. Ида стояла не зная что делать, как в комнату вошел сам виновник всей заварушки – Дэрик. Его холодные голубые глаза на этот раз сияли, просто пламенели.
- Вот, гад! Учеников он решил проискать! – парень подошел и злостно пнул лежащего, похоже что в обмороке, монаха. Затем он подняв глаза на Иду, - честное слово, я не знал! Я не привык допрашивать своих клиентов – найти кого-то, украсть что-то – зачем и почему мне знать не следует. Однако я же не знал, что он ищет Святых!
Ида почувствовала, как камень с души упал, однако почему-то и пол из-под ног стал уходить.
- Что делать с ним будем? – спросила девушка-демон.
- А что ты предлагаешь, Фрейя? – спросил Дэрик, - ой, Ида, что с тобой?
В глазах у девушки потемнело, а потом пол, почему-то взял да и перевернулся.

Глава одиннадцатая,
в которой появляется Совесть

М… вы еще не сбились в перечислении дней, за которые все здесь происходит? Я начинаю. Да собственно и не важно это. Однако все-таки стоит вспомнить, что творилось в тот самый день, когда чуть не казнили девушку-оборотня, и когда светло-темный эльф пошел знакомится с родней. А конкретно стоит вспомнить одну юную особу, бывшую горбунью, которая оказалась Ангелом. Правда в народе ее тут же прозвали Ангелом Смерти, так как по случайному стечению обстоятельств, Алимфина не спасла одну рыжую дамочку.
И обстоятельства были веские. Во-первых, Алимфина не первый раз вынуждена выбирать между жизнью преступника и его смертью. Первый раз Ангел выбрала первое, за что была сослана на землю в качестве изгнанника. Второй раз она решила не рисковать. Во-вторых, Алимфина уже очень сильно раскаялась и жалела о своем поступке. В-третьих, девушка чувствовала, что какие-то другие силы подтолкнули ее сделать так.
Однако как следует, девушке подумать не дали. Как только она покинула злополучную площадь Зурра, как начались абсолютно несуразные вещи: сначала на нее напали разбойники, которые поняв что у нее ничего нет – кинули девушку в подвал. Затем, господин благоприятного вида, забрал обезумевшую девушку из подвала, и вывез неизвестно куда в лес, где оставил на произвол судьбы. Затем со всех сторон на Алимфину посыпались красивые, стройные люди с крыльями, которые просто сияли в этом лесу и были похожи на лучики света. Человечки подобрали девушку, и привели кажется в свое Королевство.
Вот и сейчас Алимфина сидела на роскошной мягкой кровати, которая стояла в маленьком домике, висевшем метров на 50 от земли, и жевала что очень вкусное и воздушное (что это было лучше никому не знать). Ангел была в шоке, и не могла прийти в себя. Наконец, она тряхнула головой и приняла твердое решение забыть обо всем.
Однако забыть ей не дала маленькая, фееподобная особа, которая вдруг вылезла из уха Алимфины. Это существо было размером с палец, имела два радужных крыла и милую человеческую мордашку. И звали ее… гм… Совесть.
- КАК ТЫ МОЖЕШЬ? – тонким, детским голосом закричала она (какой там крик – звуки, которые испускала Совесть, были похожи на громкое шипение). Алимфина быстро мигая уставилась на нее.
- Я – твоя Совесть, и раз ты решила отступиться от Кодекса Ангелов, мне придется сопровождать тебя все время! Ох, ну почему именно мне достался такой бездарный Ангел? А? Скажи, за что виновата я?!
Девушка решительно ничего не понимала.
- Ты – Совесть?
- Именно. У каждого Ангела есть такая Совесть как я, которая живет внутри Ангела и выходит лишь в крайних случаях, когда Ангел пытается оступиться от Кодекса. Так что – вот и я!
Алимфина вздохнула.
- Что же мне делать?
- Ни в коем случае не забывать о бедной девушке, который ты бросила! Тебе нужно срочно найти ее, бросится ей на колени, просить прощения. Поняла?
Ангел решительно ничего не понимала, однако кивнула – просто не решилась спросить с Совестью. Зато маленькая фея изгалялась дальше:
- Возможно даже тебе придется стать ее вечной рабыней…
- ЧТО?!
- … хотя да, с рабыней я загнула. Однако послужить тебе ей все-таки придется, ведь она не совсем обычная девушка. И не надо терять времени – на нее зуб точат не одно правительство Зурра. А ту, которая ее спасла, желает убить где-то с половины всего мира.
- За что?
- Есть за что, но это не наше дело, она не наша подответственная. Нам рыжая нужна. Так что давай собирай свои манатки, и пойдем искать ее. Хотя нет, сначала придется поговорить с Лилу, в конце-концов по ее приказу ты здесь нежишься в уютной постели.
- Кто такая Лилу?
- Кондорг Лилу Угандовна – принцесса Эльмов. Вообще я не очень рада, что мы оказались ее гостями, обычно из этого леса никто не возвращается (нет-нет – их не убивают). Ну, посмотрим, правда, Алимфина, будь готова делать ноги.
А девушке было уже собственно все равно, ей казалось, что хуже, чем за тобой всюду будет летать Совесть, быть уже не может. Может, еще как может.
Кондорг Лилу оказалась одной из тех самых прекраснейших существ, который собственно, доставили Алимфину в домик на дереве. Длинноногая, с золотыми волосами и золотыми крыльями, она была просто очаровательна. Особенно разили ее голубые, будто сапфировые глаза. Черты лица были все маленькие, изящные, будто нарисованные. Сама Красота в чистом виде. Алимфина, которая по своей профессии была очень даже привлекательна, даже ангельски красива, все равно чуть-чуть позавидовала ей. «Вот были бы у меня крылья не белые, а золотые!» - подумала она. Однако принцесса Лилу долго думать не давала.
- Садись! – приказательным тоном, сказала она, - я знаю, ты Ангел, а, значит, умеешь колдовать, и можешь защищать от смерти и других напастей. Я приказываю тебе, что ты должна стать моим Ангелом Хранителем!
Выдав такую тираду, красотка надменно замерла, зато у Алимфины просто глаза на лоб чуть не полезли. Ангел Хранитель? Где же они такой глупости на слушались?! У ангелов есть большая и даже очень большая сила, но от Смерти непосредственно, спасти не может никто (кроме если сама Смерть передумает, однако такого что-то не припоминается). Ангелы могут излечить, вовремя украсть с виселицы или эшафота, могут помочь выплыть в воде, но когда у человека закрываются глаза и перестает биться сердце, и когда Черная тень в плаще с косой, дотрагивается до него своей костлявой рукой – все, на это все кончено. И никто, ни высший Архангел Гавриил (непосредственный шеф Алимфины), не могут спасти этого человека от утраты физического тела. Да и что собственно – утрата физического тело? Оно и не очень-то нужно, да и мало эффективно (в чем лично убедилась девушка).
Все вышеизложенное, начала было излагать Алимфина, но принцесса этого и слушать не хотела.
- Нет, нет и нет! Я что за зря тебя спасала? Нет, ты будешь моим Ангелом Хранителем, или тебе на шее привяжут особую веревку, особым узлом, и еще камень, и бросим вниз – там как раз логово всяких монстров. Наши веревки не рвутся, не заколдовываются, и узлы не развязываются, и камни легче не становятся. Так что выбирай.
Алимфине еще не разу не предстояло встретится с этим пресловутым человеческим выбором: жизнь или смерть. Ей ли не все равно? Все равно товарищ Гавриил, за определенные заслуги послал девушку на землю, так что ей все равно не отвертеться. Но тут, ангел подумала, несколько иначе: «А если они посчитают что я это специально, чтобы в Эдем вернутся? Да, я хотела бы… но потом начнут говорить, что я позорю имя Ангела и все такое… нет! Определенно нужно послушать Совесть. Кстати, Совесть! Совесть! Что ты поэтому поводу думаешь?» Совесть откликнулась сразу: «Что, что… деру давать надо! Влезла ты по самые лопатки в это г… лес, а Совесть ей выкручивайся. Все, до связи, я могу отдохнуть?»
Девушка лишь пожала плечами.
- Конечно же, дорогая принцесса Лилу, я буду вашим Ангелом Хранителем.
Золотоволосая красавица запрыгала от радости.
- Так что, теперь мой долг обязывает меня ознакомится с вашими землями, или хотя бы с городом. Вы не против?
- Конечно же, нет! Только смотри мне в оба, чтобы и волос у меня не упал!
Ангел еще раз пожала плечами, и прислушалась к Совести: та молчала, видно одобрила столь наглое вранье.
Развернувшись, Алимфина вылетел из комнаты, и больше туда никогда не вернулась. И лишь на следующее утро, когда «Ангел Хранитель» не вернулась, принцесса поняла, что даже Ангелы могут надувать.
- Бессовестная! Отвратительная! Мерзкая! – орала красавица принцесса, бегая по комнате и махая золотыми крыльями. Не права была она – Алимфина была очень даже совестливая. У нее такая Совесть, что не позавидуешь.

Глава двенадцатая,
или Черная Свадьба

    Кровавыми каплями переливалась алая роза на голове очаровательной Химеры. Сегодня впервые она была невестой (и как показывает практика, далеко не всегда последний), хотя назвать невестой ее было трудно. Наряд ее был очень откровенный (невиданное декольте, полное отсутствие белья, удивительно высокий разрез платья), но еще более удивлял его цвет – абсолютно черный, без единого белого просвета. Абсолютно черная фата, подчеркивала праздничный макияж – черные тени и алые, кровавые губки.
Но на этой свадьбе поражал не только наряд невесты – и мамаша, и родственники, и гости – все были одеты в черное, будто траур, хотя все были улыбчивы и радостны. Иногда удивляло наличие остроуших, блондинистых полу-эльфов, в этом вампирьем мире.
Декорации были выполнены так же в черной с едва заметными кровавыми вкраплениями. Это была настоящая Черная Свадьба. Выполнена она была по всем правилам – как не противился жених. Во-первых, Дракону жутко не нравился ни наряд невесты (ему буквально стыдно было смотреть на него), ни его собственный – черный, с алой бахромой, элегантный костюм. Во-вторых, варварские и жестокие обряды пугали миролюбивого Дракона еще более.
Первый обрядом было убиение маленьких белого и черного кролика (вообще-то обычно убивали людей, но так как жених был слишком добрый, решили заменить людей на кроликов и Дракону вообще ничего не говорить об истинном обряде). Кролики были убиты оба невестой (хотя одного должен был убить жених) с помощью красивого холодного оружия, неизвестной «марки» для Дракона – длинные изогнутые полумесяцем кленки, жених долго рассматривал и изучал, однако свое оружие ему показалось лучше. Убитые кролики были насажены на шампуры и зажарены, а затем размножены заклинанием – деликатесный шашлык, является главным блюдом Черной Свадьбы.
Дальше – интересней. Следующий обрядом шло «поздравление». Первыми были ближайшие родственники, которые одаривали кровавыми поцелуями молодых и дарили им всякую дребедень типа «черных книг» и проклятых сердец. Потом, в ход пошли дальние мертвяки, которые дарили сглазы, проклятья, даже чужие души.
Третий обряд Дракон так и не вытерпел. Он называется «очищение». Вообще-то, заранее, о нем как-то забыли сообщить жениху. Когда он наконец, остался один на один со своей новоиспеченной женой, когда дело шло к развязке, вместо страстного поцелуя, жена вцепилась мертвой хваткой в горло мужа. И только в этот момент до Дракона дошло что же он делает – во-первых, как он – блюститель добра смог связаться с вампирами? Во-вторых, какой же он глупый, если думал, что муж вампирши будет не вампир! В-третьих, пора делать ноги.
Именно это и сделал Дракон – отцепив любимую женушку и захватив свой нехитрый скарб, парень сиганул в окно – прочь из замка, а затем так быстро, как только мог, скрылся, а точнее, сбежал от своей жены. И родни.
Бежать от перестал только к обеду, когда пробежал по пыльной дороге огромное расстояние, и даже судя по всему, оказался в каком-то другой государстве. Остановился он около одной милой скалы и долго, тяжело дышал, пока наконец, кто-то не откликнул его сзади:
- От кого бежим? 

Глава тринадцатая,
или Спасение пленницы.

Солнце очередной раз взошло на небо и припекло макушку высоченного холма, на котором только-только начала зеленеть трава. Вообще этот холм имеет удивительную историю. Когда-то здесь находился дворец одного из Цезарей и в этом дворце жили все его любовницы. Интересность заключалась в том, что любовницы, как только селились в доме, через месяц-два исчезали бесследно. Найти куда подевались красотки, так никто и не смог. Более того, один раз в своем летнем дворце, исчез сам Цезарь (правда в те древние времена, сказали будто он попросту умер, хоронили в закрытом гробу и быстро избрали нового Цезаря, что в общем-то, все равно).
Можем вернутся, в еще более глубокое прошлое. Когда-то в крайне глубокой древности, здесь находился некий портал между мирами. Поэтому именно здесь поселились первые драконы, которые как вы знаете, вскоре умерли. За последние 500 лет, на этом холме строилось около семи городов, и ни один не смог просуществовать больше десяти лет – разного рода катаклизмы постоянно разрушали город по корень. И именно поэтому, гора, находящаяся на стыке оркских и человечьих земель, не принадлежала никому, так как принадлежать никому не могла.
Однако, сегодня гора, которая на протяжении миллионов лет только поглощала живых существ, впервые исторгла живое существо.
Ровно в полдень, когда солнце находилось в зените, на самой высокой точке холма, заалелся маленький шар. Затем он разросся и приобрел форму, которая напоминала форму юной девушки.
Через две секунды, девушка полностью материализовалась. Стройная, не высокая девица, с зеленоватой кожей и абсолютно черными глазами, чудно одетая – черный кожаный топ и штаны, абсолютно не понимающим взглядом смотрела вдаль.
- Ну почему я? – спросила она и посмотрела на зеркальные браслеты на запястьях. Заправив прядь длинных, до пояса, русых волос, за ухо, девушка открыла зеленое ушко с сережками в виде крыльев. Оглядевшись по сторонам, юная особа, выбрала определенное направление и сошла с горы.
Спустилась девушка прям в орочью деревню, где в самое пекло, все до единого зеленые с белыми волосами (местная порода…м… типа альбиносы) орки, плавали в грязной, вонючей речке.
Деревня девушку абсолютно не заинтересовала, а орки, занятые собой, совершенно не заметили ее, и когда девица практически ушла за пределы селения, в крайнем, домике на курьих ножках (точнее на шести колах из красного дерева), слабый стон, который просто не мог принадлежать орку.
Зеленая девушка вошла внутрь и увидела крепко связанную, по рукам и ногам, пленницу. Заложница оказалась эльфийкой, правда несколько необычная – уж слишком бледная (как смерть) она была, да и глаза были налиты отнюдь не эльфийской ненавистью.
Спасение пленниц в планы зеленой девушки вовсе не входило, а посему, она развернула и хотела было выйти из хатки.
- Помоги, - хрипло прошептала эльфийка, - ты не орк. Помоги…
«Зеленая» внимательно посмотрела на пленницу – судя по выпиравшим ребрам, эльфийка давно ничего не ела (у Орков нет привычки кормить пленников, так как они сами ими кормятся), но глаза были сухие, жестокие, твердые. «Такая помощница мне пригодится» - подумала зеленая, и вытянув руку, магией развязала руки Эльфийке. После этого, она молча вышла из дома, и скорым шагом стала покидать деревню.
Спасенная эльфийка кинулась за ней.
- Стой! – зашипела она, - меня раз уже повязали в этих местах, повяжут и еще раз… Я тебе пригожусь – я хорошо знаю местность, а ты не здешняя.
- Если ты так хорошо знаешь местность, то как тебя поймали? – надменно спросила зеленая девушка.
- Я слабая, - потупив голову ответила эльф, - эти земли убивают меня. Я пришла сюда за славой, однако болота Орков и пещеры гоблинов сгубили мое здоровье, я с трудом могу колдовать. Но два глотка эльфийской воды сделают из меня очень сильного мага.
Зеленая устремила свой взгляд на деревню Орков, от которой они уже успели отойти на несколько десятков метров и где сами орки уже успели вернутся, и кажется заметили пропажу «ужина». Звериный вопль, заставил «зеленую» выйти из глубоких размышлений.
- Меня зовут Ариадна, - кивнула зеленая.
- Коралия, - ответила ей эльфийка.
Девушки развернулись и медленно зашагали прочь от деревни.

0

5

Глава четырнадцатая,
или святая троица: бандит, монашка и зверь.

Тьма начала расступаться и в окно комнаты на втором этаже захудалого трактира влетел первый лучик алого цвета. Он пополз медленно по стене, потом по полу, затем зацепил край стола и стройные, изящные ножки, плохо укутанные серым плащом. Впоймав взгляд Дэрика на своих ногах, Ида красиво махнула плащом и прикрыла соблазнительные конечности. Сейчас ей было не до этого.
Голова раскалывалась от ужасных известий, полученных за одну только ночь. Во-первых, человек называющий себя ее наставником, оказался убийцей, которого подослали противники. И если бы не Дэрик и… э… его знакомая, то остались бы от Иды – рожки да ножки. Удивительно было то, что не смотря на все предосторожности и абсолютное не использование магии, ее все-таки нашли. Отсюда вывод под номером один – вполне можно теперь использовать магию, так как все равно конспирация накрылась медным тазом. Во-вторых, по вещам, которые были найдены у убитого (от это мысли девочка содрогнулась) наемника, выходило, что благонадежный замок давным-давно разрушен, а наставник Иды убит. И целью противников является как не удивительно не книга (хотя она тоже имеет ценность), а именно мертвая (что было особенно подчеркнуто в письме витиеватым подчерком, отчего девочка содрогнулась второй раз) Ида. Отсюда вывод номер два: значит, не все тайны Иды смог раскрыть Учитель и значит было что-то особенное, что так необходимо невидимым врагам именно от мертвой девушки. Кстати, отсюда выплывает ужасный вывод под номером три: надо спасаться, правда неизвестно как. Учителя нет, прятаться на одном месте и ждать его нет смысла, а значит нужно двигаться. Но всю жизнь провести в бегах? Девушка только тяжело вздохнула. И особенный трепет вызывало, а точнее вызывала, новая союзника – хорошая знакомая Дэрика, по имени Фрейа. Хоть девушка и была крылатым сумраком и обладала соответствующими способностями и внешностью – темно-синей кожей, крыльями и особым видом магии, но в то же время, она оставалась довольно милой и открытой девушкой.
Они говорили всю ночь. Фрейа говорила не тая, но собственно ничего собенно примечательного в ее жизни не было: родилась в стране, называемой Джединган, на Моховых болотах. Была замужем за Маркусом Санторе, дружила с его сестрой Маргаритой. После смерти Маркуса вторично вышла замуж за Канни Сайрона. Последние несколько месяцев была прихожанкой храма Отрешенных в Джетевене, пока туда не нагрянул Дэрик, который разглядел в тихой и мирной Фрейе, какую-то особую силу и потребовал (именно потребовал!) отправиться вместе с ним. Облобызавшись с мужем, девушка отправилась в путь. Земли они прошли не малые (это от Джетевена до людских земель). В городе ими заинтересовался некий монах, сказавший что ищет своих наставников и что по его информации где-то в лесу есть одна из наставниц – девушка не робкого десятка, которой было задание скрываться ото всех. Собственно и все – что было дальше вы итак, знаете. Найти Иду для Фрейи оказалось полным пустяком – даже не используя магию, можно обнаружить любого, кто ею обладает – достаточно глянуть во Мрак, что в совершенстве умеют делать крылатые сумраки.
Дэрик о своей биографии почему-то умолчал, зато Ида, роняя одну за другой слезу пересказала всю свою разнообразную жизнь, наполненную и горем, и счастьем.
- Что ты собираешься делать? – после пятиминутного молчания наконец спросил Дэрик.
- Не знаю… - покачала головой Ида.
Фрейя беззвучно встала и погладила девушку по волосам.
- Все что ты можешь – либо скрываться, либо воевать. Сможешь ли ты прожить всю жизнь в бегах?
Ида покачала головой.
- Тогда воюй! Не напрямую, конечно, не надо идти в лоб противнику, достаточно понять, для чего ты ему нужна.
- Угу… - девушка понятия не имела, как она будет узнавать это все.
- Знаешь… если ты не против, мы можем помочь тебе… - робко, что в общем, не присуще существам Мрака, произнесла Фрейа.
- Да! Конечно! – Ида аж вскочила со столу – так она боялась, что Дэрик и Фрейа могут передумать.
- Ну и отлично, - подвел итог Дэрик.

Дождавшись утра, троица собралась и наметила себе один путь – повернуть на Север, в знаменитый Зурр, где стоит самая прекрасная и полная Библиотека во всем мире, где так же по легендам живут драконы и где в святых горах есть магический источник – Фонтан Жизни. На легенды, в принципе никто из троих внимание не обращал, однако попасть в Херугену – библиотеку Зурра, хотели все (каждый по своим собственным делам).
Вот так они и поступили. В Зурре они оказались через два дня – благополучно преодолев огромное расстояние на дирижабле и с двумя пересадками на Летучих Кораблях.
А пока я расскажу, что случилось в эти два дня.

Глава пятнадцатая,
День первый. Часть 1

Святые горы Зурра.

Началось все с того, что в Святых горах близ Зурра или просто Святые горы Зурра, куда вот уже более тысячи лет боялась стать нога более-менее разумного существа, появилось не одно, а сразу три крайне не разумных существа. Может быть они не слышали легенды или может не внимали словах старцев и мудрецов. Однако, одним ранним утром, в горах приземлился белоснежный пегас с двумя наездницами на спине.
Первая, белоснежно одетая, с абсолютно черными волосами и черно-фиолетовыми глазами, аристократичная и нагловатая – это знаменитая аферистка и обманщица Азазель, которую в горы привел абсолютно ни чему не обязывающий инстинкт геройства. Вторая, медно-рыжая, с янтарными глазами и дикой, кошачьей осанкой и повадками – это есть знаменитая девушка-оборотень, которая в горах оказалась по обычному везению.
Собственно, другого места для стоянки, они вроде как найти не могли.
Да не это, кстати говоря, главное.
Главное было то, что по происшествии каких-то десяти минут, девушки нашли общий язык, даже больше – нашлось огромная куча всяких совместных тем, и короче говоря, они подружились. Возможно, девушки бы продолжали перетирать кости всем своим знакомым (и не очень) людям (оркам, эльфам, гномам – да какая разница!), если бы не наступил полдень и не явился бы в горах субъект под номером три.
Этим самым субъектом был полусветлый, полутемный эльф с сомнительным прошлым и благородным сердцем, который впервые в своей жизни поступил так низко. Он подло сбежал, причем сбежал не с поля боя (хотя в принципе, оно его ожидало), а из объятий своей собственной жены.
Дракон с трудом отдышавшись, после такого марафона, прислонился к одинокой скале и с грустью посмотрел на простецкое колечко, которое ему подарила невеста – обычное золото украшенное рубинами и какими-то узорами. Снять его он даже не пытался – заранее понимал, что это бесполезно.
- От кого бежим? – дерзко и задорно прозвучал молодой женский голос, где-то повыше Дракона. Он аж передернулся – почему-то, подумал что это его невеста. Однако нет… слава Богу (да-да, Дракон уже начинает верить в Бога, который все-таки помог ему сбежать из лап красноглазой красавицы) нет. Это была симпатичная черноволосая, черноглазая девушка, одетая вся в белое – такая не принцесса, а королева. За ее спиной прямо и спокойно на него смотрела рыженькая, такая же как и первая стройная и длинноногая, диковатая девушка – будто львица или тигрица заключенная в человечье тело (о, как он был не далек от истины).
Общительные девушки, общий язык довольно быстро нашли и с Драконом. Завязался длиннучий разговор и судьбах и жизнях и самым длинным из них оказался Дракона, самым удивительным Рашэ, и самым пикантным – Азазель.
Познакомившись, и хорошенечко разузнав проблемы друг друга, трое друзей решили пока не торопится покидать горы, а переждать несколько дней (благо запасы еды и воды позволяли), пока буря в стакане не утихнет – гномы не забудут про рыжую бестию, аристократичную обманщицу и вампиры не забудут Светлого жениха.
Что делать после того, как все утихнет, они пока еще не решили.
Как говорится, в разговоре трех болтливых людей, время летит не заметно, и ночь настала поразительно быстро. Как и полагается, наши герои стали искать ночлег. В горный лес (маленький такой лесочек на вершине одного холма), решили не ходить, ибо звуки доносились из него не самые дружелюбные и приветливые.
- Пошли за вон ту скалу, - показала Азазель на небольшой утес, в форме сидящего медведя, - по крайней мере, за ней, мы не будем опасаться нападения.
Рашэ лишь пожала плечами, а Дракон галантно согласился.
Точно было дальше, надо… м… как-то описать немного поподробнее, и желательно в отдельности каждого из трех героев. А посему, мы заглянем в далекое (и не очень) будущее…

Выписка из Мемуаров неизвестного автора…

… все складывалось очень мило. Моя медно-рыжая спасенная, оказалась очень милой и симпатичной девушкой. Точнее не совсем не девушкой – она была чем-то потрясающим, я вполне могу сказать, что даже позавидовала бы ей, если бы не ее полнолунные кошмары – ее кошачья грация вызвала у меня одно только восхищение! Я бы много отдала, чтобы научиться ступать так же бесшумной и двигаться словно тень. Когда, под вечер, в горах мы искали ночлег, она меня немного напугала, просто появившись из воздуха прямо перед моим носом! Ох, если бы это дар был у меня хоть на несколько часов тогда, когда диадема из волшебного жемчуга была у меня – о, дорогуша Карл, ни черта ты не вернул бы ее. Хотя, впрочем, я отвлеклась.
Кроме, милашки Рашэ (фамилия ее у меня совершенно вылетела из головы!), у меня появился друг – можно сказать, чуть ли не единственный мужчина, которого я не хотела бы по… целовать, а затем обворовать. Хотя, нет, конечно же, он мне нравился – Дракоша (это я его так любовно называю, он просто Дракон), был очень даже симпатичный паренек, но тем не менее, я как могла сдерживала свой любвиобильный пыл – он же друг! Хотя вам я могу признаться… все-таки, я боялась приблизится к нему скорее по той причине, что он только что сбежал из объятий вампирши, а значит, потрясающе красивой женщины, которая фактически соблазнила его и чуть даже не изменила всю его жизнь.
Очаровательный эльф и прекрасный оборотень, стали моей компанией на очень долгое и очень интересное время. И я не жалею, что в такой момент оказалась именно с ними.
Как я уже говорила, нам необходимо было найти ночлег – как-никак, всех нас троих разыскивали, причем, если бы нас нашли, вряд ли бы я писала сейчас эти мемуары. Принц Крыса, как помниться, был очень ревнив и до ужаса жаден. Но, о чем это я? Ах, да.
Поиски более-менее подходящего местечка заняли довольно долгое время, наконец, мы нашли одинокую, довольно большую скалу, за которой вполне можно было  спать, не беспокоясь за безопасность – со стороны дороги, нас попросту не было видно, да и со стороны горы или леса, увидеть нас было не легко. В общем, очень хорошее местечко. За скалой мы нашли прекрасный, неглубокий проем, в котором очень удобно разместились все трое.
Сначала все было хорошо, затем я почувствовала себя не уютно – знаете, я редко чувствую себя не в своей тарелке – большинство людей и существ, вьются вокруг меня, как рой ос, и мне хорошо! Я почему-то, сразу вспомнила одну свою тетку, в которой меня багрили каждое лето грустного моего детства. Хорошего мало.
В прочем, я открыла глаза и увидела на звездном небе радужное сияние – будто небо закрыла пелена из различных цветов, которые то падали, то поднимались и красиво рисовали по небу. Естественно, я встала, чтобы получше разглядеть это и… ох! Это было просто волшебно! Прямо передо мной стоял небольшой (примерно, метр в ширину и где-то два в высоту) фонтан. Трех ступенчатый фонтан, из которого лилась и исчезала в воздухе радужная вода. Да-да! Именно радужная – она переливалась всеми цветами радуги и была, была… просто восхитительная.
Скажите, прямо скажите, что делаете вы когда видите фонтан с водой? Первое, конечно, потрогать. Вода оказалась приятно прохладной и очень интересной – в воде рука мокрая, и на воздухе – мгновенно сухая, будто я ее и не мочила. Я так увлеклась этой водой, что даже не заметила, как мои спутники проснулись и так же подошли к фонтану. Дальше произошло совершенно неведомое что-то – я мучительно захотела пить. Жажда нагло схватила меня за горло, явно показывая, что собирается меня убить и совершенно естественно, что я сделала это. Я выпила воды из фонтана.
Меня покачнуло и утянуло внутрь фонтана.

Из рассказа одного эльфа-старика, который с тросточкой сидел на пне  на дороге, близ села, окруженный групп маленький детей:

… мои спутницы оказались не плохими воинами. Первая, Азазель – была веселой и радостной, она лучилась переполняемым ее счастьем, однако метала ножи она превосходно. Вторая, Рашэ – спокойная и хладнокровная, была словно дикая кошка, словно пантера или львица – я ясно видел, что она спокойно разорвет ногтями любого в клочья, если на то есть причина.
Так, дорогие мои детишки, я знал что могу рассчитывать на их помощь, и помощь нужна была мне! Ночью, как только мы легли спать, мне стало как-то не по себе – будто другой кто-то смотрит на то, как я сплю. Я встал и увидел чудо! На звездном небе было радужное сияние – будто небо закрыла пелена из различных цветов, которые то падали, то поднимались и красиво рисовали по небу. А впереди я увидел небольшой величины фонтан, из которого лилась цветная вода. Я ее потрогал – она была мягкая, прохладная, но не мокрая. Мне стало интересно и я выпил ее…

Вырванный листок из Дневника Р.Ригель

… это было удивительно… На звездном небе было радужное сияние – будто небо закрыла пелена из различных цветов, которые то падали, то поднимались и красиво рисовали по небу. Когда я встала, чтобы понять что случилось с небом, я увидела Его. Это был Фонтан. Я еще не сразу поняла, что это за фонтан, и не смотря на то, что я слышала о нем, что я знала… я не смогла сопротивляться искушению – я потрогала разноцветную воду, лившуюся из него. Вода, которая не мочила руки, которая как змея обволакивала тело, которая была прохладной, но особой прохладной – эта та самая была вода. Как же я не поняла сразу! Дотронувшись до воды, я разрешила Фонтану воспользоваться мной и отдалась ему полностью – я не могла сопротивляться и испила воды. И вихрь из неба и цветной воды захватил меня и унес, очень далеко.

Глава шестнадцатая,
День первый. Часть 2

Эльмский лес.

Захлебываясь в слезах, Алимфина шла по утреннему, необычайно красивому эльмскому лесу. Зеленая листва излучала упоительный запах, а кроны деревьев сходились кверху и сплетались в причудливые паутины, отчего свет, проходя через них, разбивался на отдельные, хорошо видные лучики, в которых летали маленькие феи. Однако ангелу было не до этого – ее белые крылья обвисли, рыжие волосы висели непослушными космами, а глаза и нос были ужасно красными от слез и постоянного трения. Сразу видно у девушки депрессия. Мучительная, жестокая, кошмарная депрессия застала ее, когда она впервые отказалась спасти рыженькую девушку, которую, наверно, уже нет в живых. И все из-за нее…
Вторым ударом стала Лилу – принцесса-собственница, которая захотела иметь собственного ангела-хранителя. Какая же Алимфина ангел-хранитель, если ее сослали на землю? Да и не существует никаких ангелов-хранителей!
Дальше – хуже. Появилась Совесть, которая, во-первых, помогла сбежать из жилища эльмской принцессы, во-вторых, Совесть долго и нудно читала разные нотации и перечислила все грехи (вплоть до не одобрительного взгляда на какого-нибудь забулдыгу), и, в-третьих, эта самая Совесть после всех моралей, взяла да и исчезла. Сам факт того, что «у меня нет Совести» приводил бедную Алимфину к кошмарному опустошению в душе. В общем, все было плохо.
И странно, но Хорошее идти к Алимфине вовсе не хотело – ангелок не успела пройти и двадцати минут в полном одиночестве, как не замечая ничего из-за слез, больно ударилась головой.
- Ай! – только и сказала девушка, осела на мягкую траву и заплакала пуще прежнего.
- Что ревешь, дурочка? – дерзкий голосочек прострелил воздух, - зачем меня беспокоишь?
Алимфина перестала плакать и подняла глаза – перед ней стояла миловидная девушка с черными волосами.
- Ой! – произнесла ангелок, посмотрев на спину незнакомки – белые с черными крылья.
- Меня зовут Дарклина Винчестер. Я – твоя Инверсия.
Алимфина только хлопала глазами. М-да… дожились. О, думаю, вы не совсем понимаете что происходит. Что ж, могу пояснить. У каждого ангела, живущего на небе или на земле есть свои определенные законы и закономерности. Например, если ангел совершит не слишком доброе деяние его могут сослать с неба на землю или, наоборот, за долгое время жизни на земле, если ангел сделал много хорошего, он вновь сможет посетить Эдем. Так вот, в Кодексе Ангелов (Небесный Кодекс) есть такая статья:

Статья 13.765 «О симметрии двоемирия»
Часть 1. …(мы ее пропустим, так как касается она только земных существ)…
Часть 2. Симметрия двоемирия должна соблюдаться так же и на небе. А по сему, Ангелы и Архангелы и другие высшие существа должны иметь Инверсий – братьев-зеркал.
Часть 3. Инверсии – есть братья-зеркала небесных служителей. Они обладают равными правами, как и небесные служители. У каждого небесного служителя есть своя Инверсия, внешне не похожая на своего владельца, внутренне кардинально отличающаяся от него, появляющаяся только в крайних случаях, когда небесному служителю необходима помощь со стороны Высших Сил. …(дальше абсолютно не интересно)…
К тому времени Совесть не должна присутствовать у небесного служителя, иначе между Инверсией и Совестью может создаться конфликт. … (ох уж этот концелярит)… Обыкновенно каждая Совесть должна временно покинуть своего владельца на момент призыва Инверсии (подробнее см. статью 277.987 «О правах и обязанностях Совести»).

Вот такая статья есть в Небесном Кодексе.
Понимая суть положения вещей, Алимфина сидела в полнейшем шоке. Как же! Вы сами представляете что это такое?! Теперь уже Высшие Силы посылают к ней Инверсию (которая между, ангелами говоря, является ужасной обузой), чтобы та ей помогла. Все, плакали мечты об Эдеме. Похоже, придется прожить на земле еще несколько тысяч лет.
- Заканчивай рыдать, к чему нам еще один океан? Итак, предостаточно, - заявила Дарклина, и крайне бесцеремонно (за шкирку то есть) поставила ангелочка на ноги.
- Бедняга, на кого ты похожа! – вздыхала Инверсия, поправляя, зареванному Небесному Служителю прическу и макияж, - знаешь, нам с тобой многое предстоит.
- «Многое» - это что? – уже почти смирившись, спросила Алимфина.
- Спасти пару-тройку (может больше) дуралеев, сделать так, чтобы не случилось Войны и они не развалили СССР (Союз Соединенных Собраний Реликвий), а то они скоро туда нагрянут. Пора нам.
Винчестер щелкнула пальцами и в воздухе появилось круглое зеркало, которое переливалось разными цветами, но не отражало ничего (и какое оно тогда «зеркало»?).
- Кстати, спасибо тебе за то, что вытащила меня в этот свет. А то наши говорили мне, что с такой паинькой как ты, мне никогда и не побывать на земле. А сейчас давай.
И наглая брюнетка втолкнула Алимфину в это самое зеркало.

Глава семнадцатая,
День второй или путешествия в потустороннем мире.

Параллельный мир
На берегу близ Абзу

По мнению ученых Гарвардского Звездного Волшебного Университета, мир лишь один – наш. Однако они весьма далеки от истины. Даже наш мир и тот имеет противоположное себе начала (нечто вроде Инверсии только для миров). Как помните, речь идет о симметрии. То есть каждый мир, человек, животное – имеет свою «обратную» сторону, простой разговор или даже просто знакомство с которой дает очень многое. Но не надо думать, что если мы с вами живем в этом мире, то в параллельном живут наши зеркала – глупости. Наши отражения живут где угодно и перемещения из мира в мир никак не влияет на их вовлечение в жизнь. Чтобы призвать или вообще как-то допустить наши отражения к земной жизни необходим сложный ритуал, который уже никто не помнит как он делается. Впрочем, я отвлеклась.
Чтобы перейти из одного мира в другой (именно в параллельный мир, а не вообще в какой-то иной – они же разные бывают) достаточно найти проход туда. Проходы бывают разные. Бывают вызываемые (которые при желании можно вызвать где угодно и когда угодно, однако право делать такие порталы имеют совсем не многие), бывают односторонние – то есть войти войдешь, а вот выйти надо будет другой искать, бывают двусторонние – и ту да, и обратно.
По всему нашему миру двусторонних порталов всего ничего – пирамиды в Песчаных Землях (только вряд ли джинны и другие пустынные существа пустят вас в свои храмы), радуга (но тут тоже нужно знать как и каким образом по ней путешествовать, а то и заблудиться не долго) и еще несколько, но судя по старинным пергаментам, которые я откопала в библиотеке Зурра, они давным-давно уничтожены. И речь опять же не об этом.
Про вызываемые порталы вам должно быть уже ясно, что просто так обычный человек или другое существо вызвать их не могут. Но путешествовать между мирами может любой, достаточно найти одноразовый портал. По древней легенде (в которые ученые Житомирской Опытно-Практической Академии, сокращенно… м… обойдемся без сокращений, совсем не верят), по всему миру существует множество односторонних порталов – так называемые Фонтаны Жизни. По легенде там говориться что встретить их может только избранный, но из личного опыта скажу, что все это просто глупости. Встретить их может каждый, достаточно быть совсем не образованным, глупым и невезучим. И все.
Многие думаю, что параллельный мир – это такая прелестная страна, где живут лишь добрые и милые зеленые человечки, которые всех любят и просто ждут когда вы к ним придете. Или еще лучше вариант, когда многие думают, что в параллельном мире вообще никто не живет. Пора развеять эти глупые сомнения и от научных исследований перейдем к тем передрягам, в которые попали наши герои.

- Фу! Ну и аромат! – закрыв нос руками, произнесла Азазель. М-да… от красивого белого костюмчика мало что осталось – во-первых, во время небольшого путешествия из одного мира в другой, одежду немного потрепало, а, во-вторых, местная грязь, хоть и лечебная, но вымывается с трудом, а в одежду впитывается намертво. В общем теперь Азазель была облачена в что-то неопределенно серого цвета.
- Блин, я теперь «мокрый асфальт» просто. Какой ужас!
- Это что за гадость? Отлипни! – в невиданной до селе позе Рашэ пыталась отлепить склизкую океанскую грязь от волос. Зря, это бессмысленно.
Дракон в это время сдавал кросс по плаванию – ему пришлось хуже всех: телепорт девчонок выбросил на берег, а его закинул прямо в Абзу. И ничего не поделать. Когда же он наконец доплыл до берега, и руки перестали дрожать (в воде знаете ли оружие весит не мало, а плыть надо быстро, когда вам пятки зубами щекочут пираньи или какие-то другие крайне дружелюбные зверята), Дракон толкнул коротенькую, сорокаминутную речь о том, где он видел этот фонтан и вообще эти горы, свою жену и отставку.
- Лучше бы я еще послужил… - почти хныкал он глядя на обглоданные штаны, которые когда были серебристого цвета, а так же на заржавевший панцирь (не рассчитан он для плавания в пресных водах). 
- Кто знает, где мы? – скучающим видом поинтересовалась Азазель.
- Известно где, в параллельном мире, - хмыкнула Рашэ, а на удивленные взгляды друзей лишь пожала плечами, - книжки читать надо. Могу поспорить, что мы стоим на берегу того самого легендарного пресного океана Абзу, в котором храниться множество сокровищ.
Девушка замолчала.
- Ну, дальше? – поторопил чеховскую паузу, Дракон.
- Дальше я не читала, - огрызнулась Рашэ, - несколько страниц вырвано было, а я не люблю отрывками читать.
- Да…
Наши герои еще немного посидели у мутно-черной воды, посмотрели на темно-синее небо, без единой звездочки, осмотрели черно-серые скалы, идущие вдоль берега, высота которых была где-то метров сто, а местами двести, вытрусили грязь из ботинок (а Азазель вообще выкинула сапоги – ходить в них было не возможно) и немного освободившись от разного рода груза – доспех, ржавого оружия и прочей дребедени, и наконец, пошли в путь.
Идея полезть на стометровые скалы так и не прозвучала. Магия магией, но решили идти в обход. О том как тянется океан должно быть ясно – он бесконечен, а вот почему не кончаются горы – вот это вопрос.
Еще часа два ушло на преодоление линии берега, пока наконец наша троица не вышла к грязно-серому, не очень вкусно пахучему (собственно, как и океан) лесу. Но так как выбор был просто колоссальный – многометровый подъем по скалам, бесконечный океан и вонючий лес, Дракон, Азазель и Рашэ, двинулись в лес.
А в лесу ждал сюрприз.

Маленькое лирическое отступление. Пока вы не знаете, что там за сюрприз, хочу заметить, что ни один герой так и не задумался над тем, а что они делают в параллельном мире, на кой черт им это надо и вообще как найти выход домой. Нет, эти три самодовольных гения, решили поискать приключений. Клянусь Мерлином, они себе их нашли.

Со всех сторон ребят окружила небольшая в душ 50 (если конечно у них есть души) Орков. Орки были зеленые, грязные, злые и голодные. Они искали ужин, пока ужин сам к ним не пришел. Это были самые дикие и самые (нет, не кровожадные) не цивилизованные орки – другие хотя в деревнях жили, а эти жили в лесу Мерзости, где живет всякая тухлятина.
- Фу, какая гадость! – взвизгнула Азазель, когда стрела сделанная из кости (еще не до конца сгнившей) просвистела чуть левее от нее.
- Еще не хватало умереть здесь, - заявила Рашэ, и все трое решили обороняться.
- И не такое бывало! – радостно завопил Дракон, с ностальгией вспоминая былые времени, и бросился в бой.

Маленькая заметка в оркской газете «Зеленые времена»:
«Кровавая разборка в лесу Мерзости!
Нет, это не буйство нежити! И это не орки сходят с ума! Это неизвестная нам напасть объявилась в лесу Мерзости! Беспрецедентный случай! Такого еще не бывало во всей практике «зеленых»!
Вчера вечером в лесу Мерзости произошло страшное и странное преступление – погибло 50 орков из племени Тупости. 29 из них были изрублены на мелкие кусочки, будто из шинковали для салата. Зеленополиции удалось обнаружить, что сделано это было с помощью двух одинаковых, острых, длинных режущих предмета типа мечей, но несколько иной формы. Тела 10 других были убиты либо удушением, либо полным изкромсанием чем-то узким, коротким, но очень острым. Такого оружия было как минимум штук 10. Определить точно что это – так и не удалось. Остальные 11 были убиты кто как – часть  удалось определить по праху, который остается только после файерболлов, а еще несколько умерли по непонятным причинам, так как на теле не имели никаких видимых повреждений.
Дорогие орки! Наши народы в опасности! Как видите твориться какая-то мистика!
Редакция «Зеленых времен» советует вам не выходить из дома после 20:00 и закрывать двери на ночь, а то мало ли что. По одной из версий зеленополиции считается, что это были активные противники Орков, но их было по меньше мере существ 100 – не меньше.
Берегите себя, дорогие наши зеленые друзья!
Вечно ваш,
Тухляк
Жабемордый.»

***

- Вот классный прием – нажать на одну точку и все! Азазель ты научишь меня? – с интересом имитируя движения своей подруги, поинтересовался Дракон.
- О, дорогуша, - обняв его и хитро сузив глаза, зашипела девушка, - это наука доступна только женщинам.
Обернувшись, она сказала:
- А по мне, так лучше научиться так красиво фехтовать ногтями, - она подмигнула Рашэ. Рыжеволосая девушка хитро оскалилась:
- А эта наука лишь для избранных.
Азазель только хмыкнула.
План на остаток дня (точнее ночи) был таков: не стоять на месте, а все время идти вперед – к неизвестности. К самому рассвету они вышли из леса Мерзости (где встретили не только Орков, а еще и другого рода нежити – зомби и еще какая-то гадость неопределенной личности).
- Ура! – озарила радостным криком Азазель все близлежащие земли, - свежий воздух и…
- ЧИСТАЯ ВОДА! – все трое, наплевав на все, бросились в теплое, чистое озеро, к берегу которого они вышли.
Когда солнце поднялось, озеро и лес, освещенные солнечным светом, оказались не такими серыми и безжизненными, чем ночью, поэтому даже мир показался радостней.
И может быть черноволосая и рыжая девушка в компании с симпатичным эльфом, купались в озере и дальше, если бы не фраза, заставившая их оторваться от купания:
- Вообще-то, купание здесь запрещено.

Глава восемнадцатая,
или между двух вампиров

Что бы вы делали, если от вас сбежал муж? Ну погоревали, ну поплакали – и забыли. А вот что делать, когда со свадьбы сбежал жених, точнее уже муж, уже окольцованный, но еще не до конца прибранный к рукам, - непонятно. Все не понятно.
Само поведение то ли вдовы, то ли разведенной, то ли вовсе не женатой Химы, было очень и очень странно – девушка не плакала, не горевала, а сутками хохотала. И что интересно, радость у нее было подлинная. Красноокая, действительно чему-то радовалась. Чему – черт его знает.
Через два дня после того, как ее покинул красавец-жених (или муж, я так и не определилась), в клан Блудорес получил кошмарнейшее известие. Хотя стоит все-таки дать пояснительную справку.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ СПРАВКА
выдана от хх.хх.хххх

В мире осталось все несколько древних кланов вампиров. Большинство из них стараются игнорировать друг друга и не вступают ни в какие прения между собой. Однако два самых древних – так сказать родоначальников, ведут постоянные междоусобные войны – клан Блудорес и клан Тэйлер.
Большинство из военных действий не имели большого размаха, однако в … (кто-то сигаретой прожег в этом месте)… году между ними разразился страшнейшая битва в которой принимали участие … (это вам рано читать, потом узнаете)…
… (так тут не интересно)… … (ох, а это вам зачем?)… …(блин, ну где же? ага вот)…
Кланы отказались заключать перемирие и состоялся бой. Возможно все закончилось бы апокалипсисом (вампиры склонны применять весьма разрушительную магию, в первую очередь Армагеддон), если бы не… (а вот дальше слушайте меня)…

В общем, клан Блудорес получил не радостное известие – их вечный враг, клан Тэйлер, наконец, назначил дату их Векового Боя, в котором должны принимать участие все вампиры того и другого клана.
Вполне естественно, что и Хима должна принимать участие в бое, однако раньше времени встречаться с Финалом, ей вовсе не хотелось. У нее были свои планы.
Но спрашивать бедную девочку никто не собирался. Ровно в полночь, через два дня после ужасной свадьбы, два клана собрались высоко в горах. Они стояли друг напротив друга и никто не решался первым вступить в бой (первый по вампирскому преданию, всегда проигравших, хотя по-другому вампирскому преданию, первый – всегда победитель). В конце-концов, оба клана одновременно обнажив клинки, ринулись друг на друга. Когда между Кассалией и Акирой – главами кланов, оставалось каких-то полтора метра, время остановилось. Просто взяло и остановилось. Самое удивительное, что оба клана, все до единого вампира по-прежнему могли смотреть, что-то думать, но не могли шевелиться. Между главами кланов появились…

Вырезка из «КНИГИ ЛЕГЕНД»
… и явились между двумя Тьмами, два света. Свет раскинул руки и закричал, и Тьма замерла. И второй Свет приказал прекратить войну, и война прекратилась. И сказал второй Свет – «Ступай за нами. Мы ведем к Истине…

Ну, вы же знаете, как любят преувеличивать эти книги с легендами. Что случилось на самом деле, и кто явился «между двумя Тьмами», узнаем чуть позже. А пока…

0

6

Глава девятнадцатая,
или Библиотека Зурра и что в ней там есть

Тот, кто создал наш мир, поистине является гением. Все переплетения жизней, судеб, влияние рока, время – все так мастерски и тонко, как ниточки паутины, сплетаются в одном месте. И в этом есть тайный смысл.
Тайный смысл есть всегда. Просто достаточно, копнуть глубже, чтобы его разглядеть. Например, в классических произведениях литературы, обыкновенно видят много глубинных, потаенных смыслов, о которых, я думаю, сам автор и не подозревал. Интересен не сколько сам факт того, что можно найти что-то скрытое, а то, с какой целью люди его ищут? Вы не поверите, но дело все в банальном любопытстве.
Подробно объяснять не буду, но я думаю, при определенном стечении обстоятельств, в нашей книге тоже найдут глубинный смысл. И буду правы, ведь как я уже сказала, тайный смысл есть всегда.
От философии, пора переходить к реальности, если, конечно, город гномов Зурр, можно называть «реальностью». Собственно речь пойдет, не сколько о самом городе, столько о знаменитой библиотеке. А чем же она знаменита? – спросите вы. Садитесь поудобней, мой ответ будет не слишком короткий.
Много-много лет назад, жил-был один мудрец. Тогда еще мир имел совершенно другой вид – на свете жило только 3 расы – эльфы, драконы и люди. И случилось так, что мудрец этот, был потомком всех трех рас одновременно – отец его был человек, а мать была полукровка – дракон и эльф. И была заложена в этом мудреце все лучшее, что было от этого мира. И жил мудрец этот как раз (как считалось в то время) в центре мира – между Драконовых гор, человеческим городов и лесом эльфов.
И хотел мудрец создать что-то, что навеки объединило бы мир и войн не было бы совсем (по правде сказать, в те времена все три расы жили дружно). И решил мудрец, воздвигнуть город.
Он построил огромный город, в котором дружно жили и эльфы, и люди, и драконы. Все умел делать мудрец, кроме одного – он совершенно не умел гадать. Несмотря на всю его дальновидность, мудрец просчитался – он был слишком идеал по сути своей и не учел, насколько не идеальны остальные существа, в особенности, люди.
После смерти мудреца, город, воздвигнутый им, из мирного, райского поселения, превратился в огромное поле брани. Именно здесь развернулась Война Драконов, как ее сейчас величают, ведь именно они считаются зачинщиками этого бессмысленного кровопролития. Кто и почему развязал войну – пускай решают историки, нас же интересует другое.
То, что осталось от древнего города – это библиотека, которая располагалась на северо-востоке города. Во время войны, из трех рас появилось множество других: орки – это воскресшие черными заклинаниями эльфы, гоблины – то же самое, но люди, наги, эльмы – все это предки эльфов. Появились гномы и дварфы, которые были на самом деле людьми, от трусости, прятавшимися в норы. Много, много чего изменилось и появилось нового. Однако сама библиотека, которая еще в те времена была самой большой и самой полной, осталась на месте.
Центр мира вскоре переместился в Мидгард – великий человеческий город. Хотя на самом деле центр никуда не смещался, попросту у существ несколько изменилось мнение о том, где должен быть центр всего мира.
Библиотека, стоящая до сих пор, в том самом виде, в котором осталась после войны (особые защитные заклинания охраняют ее от разрушения, однако реставрировать, обгоревшее, обломанное, исковерканное здание, никто не собирается – то ли желания нет, то ли финансов, то ли и того, и другого, но отговорка по-прежнему одна – необходимо сохранить библиотеку в первозданном виде), является центром Зурра – города дварфов и гномов. Собственно, вокруг библиотеки строили свои маленькие домишки измененные люди, после окончания войны.
В библиотеке на данный момент можно найти даже несколько дневников Мерлина (ну, не факт что они настоящие – ведь даже он сам, частенько подделывал историю, чтобы в будущем вернуть свою власть), а так же собрания сочинение и даже предсказания на далекое и на самое далекое будущее.

- Ух ты! – выдохнула Ида, оказавшись в громадном зале со сводчатым, высоким потолком. На стенах висели древние гобелены (вовсе не для красоты – они дырки прикрывали), в некоторых местах на стенах и почти весь потолок был украшен фресками, с видами боев, молящихся эльфов, красивых воинов, ангелов и прочих прекрасностей.
- Однако, библиотечку отгрохали… - выдохнул Дэрик. Более осведомленная по части истории Фрейа, поправила его:
- Это не совсем библиотека. Изначально, конечно, только одна она. Но после войны, вокруг библиотеки остался кусок города, и после в оставшихся залах стали проводить разного рода другие занятия. М… кажется вот там, должен быть филиал Житомирской Опытно-Практической Академии. Угу – вон длинная вывеска (она указала на люминесцирующую надпись «Жит. Опыт-практ. Академия»). Продолжают боятся аббревиатур.
Трое друзей улыбнулись.
- Ну… и? – немного с опаской поинтересовался Дэрик, - а что нам теперь делать? Где книги? Где их читать можно?
- Надо там спросить – показала Ида, на дырочку в стене, над которой виднелась надпись «Справочная».
В дырочке сидела иссиня-серебристая, худющая девица, с длинными белыми волосами и бледно-золотистыми глазами. Она что-то важно набивала на ноутбуке.
- Э… извините пожалуйста… - осторожно начала Ида, - э… как мы можем почитать книги?
Девица, на вопрос отреагировала странно – не отрываясь от компьютера, ткнула пальцем немного вправо.
Оказывается, чуть правее окошка, висели полупрозрачные стенды с информацией. Из-за прозрачности стенды не всегда издалека видно. На стенде висело множество маленьких и больших пергаментов, напечатанных или исписанных рукописным текстом, иногда бывало даже кровью, приклеены пергаменты были чем попало – скотчем, клеем, степлером, пластилином, чем-то противно-зеленым (даже не хочется думать ЧТО это) или просто заклинанием. Вот что друзья смогли прочесть:
«В Жит. Оп-пр. Ак. начинается МТ – мировое тестирование. Всех желающих пройти тестирование настоятельно просим, сдать в ПО набор следующих предметов и документов:
- магический определитель личности;
- документы о том, где вы раньше учились;
- капсулу крови и колдографию,
не позднее хх.хх.хххх»
Пергамент написанный ужасно кривым и неразборчивым подчерком и приклеенный чем-то зеленым:
«Памагите бедному инастраному студента. Моя не кушал уже дафно. Помосчь мона акасать в фите эди. Тасчите ее в камнату № 4 в жопского общежития. Ваш зеленый орк Гоша».
И много еще чего там было интересного, но Ида довольно быстро нашла то, что нужно:
«Уважаемые посетители! Книги выдаются только по волшебным талонам и только зарегистрированным, местным жителям. Получить талоны можно у Аах после консультации и прохождения теста на определение личности».
- А кто такая «Аах» и где ее найти? – спросил Дэрик у девчонок.
Из дырки послышался стук.  Троица посмотрела внутри и к своему удивлению увидели, что девицу, сидящую в справочной зовут Аах (так значилось на бирке, приколотой у нее на груди).
- Входите по одному, - странным, роботоподобным голосом сказала она и одним щелчком пальцев, материализовала дверь, левее от окошка.  Первой вошла Ида.
Она получила анкету, которую надо было заполнить за 10 минут, хотя в ней содержалось более двух сот вопросов. Среди них встречались: «Как по-вашему влияют магнитные бури на глубоководных рыб?» или «Ваш не мешает зеленокожесть Орков?» и тому подобная лабуда. Если Ида кое-что пыталась сообразить, то Дэрик, который вошел после девушка, анкету заполнил всю, правда писал первое попавшееся. Когда Аах внимательно изучала его анкету, у нее на лбу было написано: «Такой ахинеи в жизни не видела». Так что и Дэрику, как и идее, не удалось раздобыть желаемый талон.
Зато когда Фрейа вошла, через пять минут она вернулась с тремя талонами в руках. На немой вопрос друзей, она ответила незамедлительно:
- Тьма тьму понимает. Мы фактически одной крови. Да и к тому же за время служения в приходе, я научилась убеждать.
В общем и целом, уже через несколько минут, наши герои оказались в уютненькой, круглой башенке, вдоль стеной которой стояли стеллажи с книгами. Разрешалось летать. Однако надо было быть очень осторожным, так как иногда, неуклюжие библиотекари роняли книги, и по Закону Подлости, принятым несколько тысяч лет назад, книга падала именно вам на голову.
По талонам, которые удалось раздобыть Фрейе, друзья имели право читать книги лишь первых трех этажей (этажом назывались 10 метров шкафов вверх). Однако здесь они смогли найти лишь скучные исторические писания. А интересная и полезная информация содержалась на самых высших – крайне закрытых уровнях библиотеки.
- У меня идея, - подозвал Дэрик девчонок, после десятиминутного бесполезного блуждания по библиотеке, - давайте применим заклинание или что-нибудь такое, чтобы наверх пробраться.
- Здесь блокируются заклинания автоматически, - ответила ему Ида перелистывая древний фолиант, - о! Гляньте, я нашла тут хоть какую-то легенду про Фонтан Жизни.
Все трое, вися в воздухе, посреди громадной башни, в которой суетились, бегали толпами духи, летали люди, несколько джиннов и прочая живность, собрались вокруг этой книги.
И только друзья дошли до слов «И располагались Древние Фонтаны в горах…» как книга взяла и загорелась ярко-зеленым огнем, который вместе с драгоценной рукописью, вобрал в себя и Фрейю, Дэрика и Иду.

А в это время в одном большом, пребольшом, черном замке, на каменной тумбочке с гравировкой в виде летучих мышей, аккуратными «конвертными» цифрами и буквами, прямо внутри хрустального шара, высветилась надпись: «Сбор в параллельном мире через 3 дня».

0

7

Глава двадцатая,
или очередная троица, на этот раз Спасителей.

Мир зеленых для большинства существ является крайне недружелюбным миром, однако, в определенной степени орки и тролли пошли на уступки – посреди параллельного мира был наскоро построен убогий городишко, где жили все подряд расы. Нормальные существа без особой причины в жизни бы не показались в параллельном измерении, так что чаще всего в  Халебе (а именно так назывался этот город) появлялись те, кому не нашлось места в Верхнем мире – убийцы, проклятые, бродяги и разные другие, отнюдь не лучшие представители Арканума.
Ариадна и Коралия сидели на крыльце постоялого дома – внутрь зайти не давал тошнотворный запах готовящегося завтрака.
- Как же ты вообще оказалась здесь? – спросила Ариадна. Прошедшие несколько часов Коралия пересказала ей свое путешествие по орочьим землям.
- То же очень длинная история, - довольно грустно ответила ей Коралия, - я всегда любила свою семью. У меня прекрасная семья. И все было бы хорошо, если бы однажды я не решила жить вдали от дома.
Я переехала из родного Авалона в далекие Моховые болота, где жил один очень хороших человек – он научил меня тонкой магии, научил меня владеть оружием и разбираться в себе. Я общалась со своими родными мысленно каждый день. На шестой день шестого месяца после шести лет проживаний в дали от дома, я не смогла связаться с родными. Я сильно перепугалась и бросив все, вернулась в Авалон. Крепость стояла в полном порядке, но местные рассказали, как несколько дней назад на крепость напали вампиры. Мертвяки смогли утащить несколько семей – и мою в том числе.
Я узнала что это был за клан и к моему удивлению это оказались те самые вампиры, которые живут недалеко от Моховых болот. Я отправилась к ним. В замке вампиров их хозяйка меня обсмеяла, сказала, что моих родных она в помине не видела и никогда не вернет. Но мой Учитель рассказал мне, что существует особых Закон Вампира, по которому можно обменять бессмертное тело вампира на душу того, кого этот вампир убил, но для этого необходимо найти некий амулет Всех Вампиров. Учитель сказал, что этот амулет хранится где-то в землях Зеленых, но…
- Твой учитель прав, - прервала ее внезапно Ариадна, - этот амулет действительно находится здесь, в параллельном мире, но он давно уже не в руках Орков. Зеленые его продали кое-кому свыше них стоящему.
- Ты… ты знаешь где он? – от неожиданности даже заикаясь, спросила эльфийка.
- Да, я знаю. И даже могу тебе сказать – ты должна идти на Восток до тех пор, пока не увидишь огромный черный замок. Там ты и найдешь свой амулет, если сделаешь все верно.
- Отлично! – вскричала Коралия, - давай отправимся туда прямо сейчас!
Зеленая девушка отрицательно покачала головой.
- У тебя свой путь, у меня – свой. С этого момента наши пути расходятся. В замок ты пойдешь одна. Сейчас придут мои новые спутники и я отправлюсь выполнять свою собственную миссию.
- А что за миссию?
- В чем заключается мое задание, я объяснить тебе не могу – не имею права. Но вполне могу объяснить, зачем я вообще сослана в Арканум с этой миссией. Я будущая наследница Ориона – наших земель. Орион куда прекрасней, чем эти ваши земли. У нас нет зла, так как нет тех, кто его творит. Все орионцы живут тем, что изучают окружающий мир, находят новую магию, новые заклинания, энергию и многое другое. Я должна буду стать правительницей Ориона, но для этого я должна выполнить одно-единственное задание старейшин. Например, моей маме выпала миссия выйти замуж.
- Выйти замуж? Она что у тебя некрасивая? – спросила Коралия, а затем вдруг поняв, что сболтнула, залилась краской.
- Нет, - улыбнулась зеленая девушка, - моя мама очень красивая. У нее просто… э… немного сложных характер. Но замуж она все-таки вышла. А мне старейшины выбрали миссию – спасти ваши земли. Хотя собственно, зачем это нам, орионцам надо? Ну будет творится у вас Хаос и Тьма, ну и пожалуйста. До нас ни первое, ни второе не дойдет – магия наша куда сильнее чем ваша, особенно в самом Орионе.
Коралия немного обиделась на ее слова.
- Если кто-то попадает в беду, то так или иначе нужно его спасти, - заметила эльфийка.
- Да, именно так и считают старейшины. Можешь считать меня циничной, мне глубоко плевать что вы сами здесь будете творить, но как миссию, я спасу вас всех.
- Знаешь, вряд ли кому-то нужно такое твое спасение, мы сами как-нибудь справимся, - сквозь зубы ответила ей Коралия.
- Да ты не обижайся. Это я так говорю, не со зла, у меня характер от мамочки достался. Я не могу просто понять, почему вы сами гробите свой мир – вон посмотри вокруг, эти орки, эти преступники, они убивают, портят мир, когда можно было бы жить в мире и дружбе и с увлечением познавать все новое.
Девушки замолчали и посмотрели вперед, как на площади два маленьких мальчика дрались на деревянных мечах. Солнце оказалось в зените и в глазах Коралии все поплыло – площадь стала размытой и неясной, а когда девушка протерла свои глаза, то на площади стояла высокая женщина, которая вела черного коня, на котором сидел маленький мальчик с завязанными глазами.
- А вот и мои новые спутники, - улыбнулась Ариадна, - дальше ты пойдешь одна. Помни, идти тебе нужно на Восток.
Однако Коралия ее не слушала – эльфийка, забыв обо всех правилах и нормах, с открытым ртом разглядывала женщину с мальчиком.
- Это… это… Предвестники Беды? – задыхаясь она спросила у Ариадны.
Зеленая девушка сокрушенно покачала головой:
- Вот как вы зовете тех, кто дарует вам правду. А как же вы меня будете звать? Смерть летящая? – усмехнулась девушка и кивнув женщине, развернулась и зашагала прочь из города.
Коралия осталась одна.
Через несколько минут собравшись с мыслями, она достала компас и определила, что восток находится именно там, куда только что ушла Ариадна со своими новыми спутниками. Коралия пошла на восток, но на протяжении всего своего пути она ни разу не увидела ничего, даже отдаленно напоминающего двоих женщин и мальчика с конем.

0

8

Глава двадцать первая,
или на что способны свет и тьма в дружбе

Посреди мрачного, полусгнившего леса Орков прямо на свежих трупах кикимор материализовалась интересная четверка. Дело в том, что здесь в параллельном мире, явно темные силы, изучают фиолетовый цвет, а явно белые – золотистый. Два золотистых и два фиолетовых цвета появились прямо из воздуха и опустились на тлеющие тела.
- Что за фигня?! – закричала красноволосая «фиолетовая» красавица, которая была постарше, - почему мы в параллельном мире?! Что за чертовщина?
- Скорее ангельщина, - вежливо поправила ее «золотая» девица с черно-белыми крыльями, - перед вами Ангел Божий и Его Инверсия.
Вторая «фиолетовая», красноглазая, сильно удивившись, воскликнула:
- Как?! Уже Суд Божий распространяется и на Тьму?
Вторая «фиолетовая» расхохоталась:
- Ха! Это противоречит темному естеству! У вас в клане, кроме того, что слабые, безвольные, так еще и глупые!
- КАК ТЫ СМЕЕШЬ?! – взревела вторая «фиолетовая», - да наш клан вампиров – самый древний и самый великий, наша магия по сравнению с вашей – пламя дракона и искра!
Хима и Акира готовы были разорвать друг друга – то, что рядом с ними находятся их антагонисты – ангелы, их, видимо, не сильно волновало.  Более того, их вовсе не волновало, что со всех сторон к ним медленно сходилась огромная стая черных, грязных и явно мертвых волков. Спор двух вампирш продолжался еще несколько минут, пока злобных рык волков стал заглушать крики девушек.
- Что за…? – оборвала Химера, - о… ого!
Две живые и две мертвые души стояли посреди маленького темного островка, вокруг которого толпилось огромное количество волков. Громадное количество. Их было на глаз более ста.
- Э… девочки, - нескладно, с сомнением, начала Дарклина, - я, конечно, понимаю, что мы оторвали вас от важных дел. И даже мы понимаем, что вам не сильно нравится наше общество, однако, давайте поговорим сначала. Уберите песиков.
- Как бы так сказать… - начала Хима, - вампиры хоть и темные, а с нежитью… м… э…
- Мы ими не можем управлять, - закончила ее мысль Акира.
- КАК?! – хором спросили у них два светлых начала.
Четыре девчонки, став, спина к спине, внимательно осмотрели стаю голодных, неживых и наверняка не добрых волков.
- Фигово, - констатировала Алимфина.
- Хуже некуда, - согласилась с ней Акира.
- М-да… - поддакнула им Хима.
- Что делать?! – выразила общий вопрос Дарклина.
Волкам ждать явно надоело, первый, видимо вожак, сорвался с места и…
- СТОП! – крикнула ему Алимфина, выставив, руку вперед. Волк опешил, но все-таки остановился, проехав, на лапах несколько метров по инерции.
-Времени на референдум или консилиум нет, так что будем поступать необдуманно и явно глупо… э... надо драться короче.
- Ой, а можно? – спросила Хима.
- Ну, наконец-то! – выкрикнула Дарклина.
Акира молча достала искривленный кинжал. Девочки приняли боевую позицию: Акира стала поудобней, расставив, слегка ноги; Хима достала два стилета и, перекувыркнувшись, сменила наряд на более удобный - черный наряд драконовых ниндзей. Дарклина без ритуала, достала рапиру. Алимфина посмотрела на приготовившихся подружек и быстренько соорудив небольшой файерболл, повернулась к главному волку:
- Мы готовы.
Волк обалдел. Но, придя в себя, что-то яростно рыкнув, и блеснув недобрым черным глазом, ринулся в атаку.
Давно Лес Мертвяков такого не видел. По всему лесу яростно то тут, то там вспыхивали файерболлы, порой не очень удачно, кинутые Алимфиной. Ангелу было глубоко все равно, сколько леса она выжжет, главное выжить самой и «своих» не задеть (во время боя, как-то не задумываясь, она называла так и вампирш).  В общем сложности, от руки когда-то просто ангела, погибло более двух десятков волков, а те, кто не погиб сразу, был довольно сильно ранен и, не смотря на то, что все волки отчаянно сопротивлялись (боли нежить не чувствует), но ходить с оторванной конечностью, а тем более драться – не реально.
Акира красиво орудуя бебутом, изрезала примерно столько же «собачек». Столько кровищи вампирша не видела давно – только на свадьбе своей тетки.
Дарклина по видимому, уже очень и очень давно ждала возможности, кого-нибудь разорвать, причем с особой жестокостью (еще бы, представьте себе - сидишь себе на небе, ты – Инверсия, на землю ты ни-ни, трогать тебе нельзя никого, так как ты отражение ангела, а тут волки – что б вы сделали после тысячи лет сотворения одного только добра? правильно, облегчили бы душу). Более искусно, чем Дарклина, рапирой, владел лишь только граф Дракула, но так как того в данный момент ни в том, ни в другом мире не было, девушка была просто на высоте.
Химера, облаченная в черное, стала неуловимой тенью и еще около тридцати мертвых мертвых (именно так, мертвых мертвых) волков, были после найдены орками, с аккуратной дыркой в районе их мертвого волчьего сердца.
В общем, бой вышел на славу. Разобравшись с волками, девочки вышли из леса и остановились около маленькой хижины. Акира с удовольствием закурила, и сказала:
- Ой, девчонки! Давно я так не отрывалась. Кстати, вы что-то хотели? – она вопросительно посмотрела на Алимфину.
- Знаешь, если бы я сама знала что происходит, я бы тебе все объяснила, но мне известно столько же, сколько и тебе, - пожала плечами ангелок, - это все проделки вот этой дамочки.
Инверсия, старалась не смотреть на своим спутниц.
- Э… как бы сказать… у меня была четкая инструкция, - она вздохнула, - я должна была найти своего Ангела, вытащить его изо всех передряг, найди двух сильнейших вампирш… (Акира и Химера засияли как начищенный фарфор) и переправить их в параллельный мир.
Она замолчала.
- Ну, а дальше что? – поерзав от нетерпения, спросила Хима.
- Ничего, - пожала плечами Дарклина, - инструкция на тот счет, что делать дальше умалчивала. Надо ждать кого-то, кто скажет, что делать дальше.
Девушки приуныли.
- Кхм… кхм… девочки, вы знаете, что курить – вредно?
Все четверо подняли головы на голос. Из окошка маленькой скромной хижины, торчала худощавая, маленькая голова, принадлежавшая, по-видимому, старику-хозяину хижины.

0

9

Глава двадцать вторая,
или бой не на жизнь, а на деньги

- Вообще-то, купание здесь запрещено.
Азазель, Рашэ и Дракон, одновременно обернулись на голос. На берегу стоял не слишком стройный, не слишком толстый, не маленький, не большой, в общем, никакой человечек. Козлиная черная бородка и мерзкий, обволакивающий взгляд – все, что можно о нем сказать.
- Вообще-то, купание здесь запрещено, - повторил он, - но за два золотых, на час это правило будет немного подкорректировано.
- А откуда здесь, такой симпатичный и одинокий, - вылезая, из воды, томно спросила Азазель. Девушка подошла к нему в плотную и глубоко заглянула в глаза. Пока наглый ростовщик (а судя по всему это был либо ростовщик, либо торговец) выходил из транса, из воды вылезли и Рашэ и Дракон. Эльф, спокойно пошел за вещами, а вот Рашэ, решила помочь Азазель в конец, обработать бедолагу-мужичка, напавшего не на тех ребят.
Однако, что-то пошло не так. То ли транс был слабый, то ли голова у мужичка крепкая, но постояв истуканчиком, несколько минут, он воскликнул:
- БЕРЕМ ИХ, РЕБЯТА! – и со всех сторон из кустов повыскакивали разномастные воины – здесь были и люди, и эльфы, и гоблины, и кого, только не было. Даже кентавр был.
Ни Дракон, ни тем более, девчонки, не успев даже среагировать, оказались связанны морскими узлами и привязаны к ближайшим деревьям.
- Не хорошо однако, приставать ко мне, - покачал головой мужичок.
- А, собственно, вы кто, дядя? – совершенно иным тоном заговорила Азазель – наглость перла со всех краев.
- Я являюсь местным… как бы так сказать… у моей профессии нет названия. Можно сказать, что я занимаюсь устройством досуга Орков.
- Что? – переспросил Дракон.
- Устраиваю показательные игрища для Орков. Они за это не плохо платят.
Троица героев переглянулась.
- Ну, собственно, мы вашему бизнесу не мешаем… - начала Азазель.
- … работайте спокойно… - продолжила Рашэ.
- … а мы пойдем, нам уже пора, - закончил Дракон.
Однако воины как-то не спешили их развязывать.
- Нет уж. Нам как раз не хватает женской партии в команде. Да и еще один эльф-хлюпик пригодится, - махнул он на Дракона, на что тот обиженно заерзал, - берите их ребята, мы как раз направлялись в Уганд, там вы себя и покажете.
Уганд оказался большим, заср… крайне нечистоплотном городом. Здесь кругом валялись трупы и кучи гнилого мяса, вокруг которого летали, жирные, будто специально откормленные мухи-мутанты. Посреди города находилась большая площадь, где устройщик игрищ, быстренько устроил небольшую арену – соорудил волшебную сферу (как после оказалось, из всей «команды» он был единственным кто умел колдовать, и видимо именно этим он мог так свободно командовать небольшой группой законченных убийц и злодеев), выставил кассу и отправил нескольких эльфов развешивать плакаты о приезде показательного шоу «Мировой Бой». Проход на первые ряды этого удивительно зрелищного и популярного среди Орков шоу стоил десять золотых, на все остальные сидячие – пять, а на стоячие обходились и одним золотым. На халяву пройти было крайне трудно, так как сфера пропускала внутрь лишь если на теле орка имелась специальная метка.
В общем, через полчаса, прибытия в город, на площади собралась приличная толпа зеленых, тупых и отвратительных Орков. Мужичок, перед самым началом «Мирового Боя» тщательно обработал Дракона и девчонок:
- Через сферу вы не пройдете, что ж мучиться? Лучше отвоюйте сегодня по полной, получите изрядную сумму и пойдете куда хотите.
Пришлось согласиться. Устроитель досуга видимо на рассчитывал на то, что девчонки и «хлюпик» эльф, до вечера не доживут, так что платить ни кому не надо будет. Ой, как он ошибался.
Первой на бой шла Азазель, которая должна была сражаться с огромным варваром, у которого мозгов было видимо, как у курицы, однако дубину, он держал внушительных размером.
- Прежде всего мы должны дать тебе имя как у Орков и дать оригинальное оружие. Звать тебя будут… э… Гнилая башка.
- ЧТО?!
- Да, ты права, тебе не идет. Может Божья Отрыжка?
- ИЗДЕВАЕТЕСЬ?!
- А что? Неплохо! Хотя лучше более мелодично, - он сильно задумался, - пусть будет Мертвая Змея. О! Точно. Оружие, на выбирай.
Девушка посмотрела на свой выбор: алебарда, бердыш, булава, кистень, боевой молот, палица, секира, молотило, томагавк, шестопер и еще несколько видов оружия, совершенно неопределенного вида и происхождения. Азазель выбрала молотило.
Развернувшись на каблуках, он вытолкал девушку в центр арены и закричал:
- Мертвая змея против Туши мяса!
Орки не стройно загалдели. Из противоположного угла вышел «Туша мяса».
- Фу! – сказала девушка, почувствовав аромат, который источает ее противник, - дорогуша, я тебя на сувениры порву.
«Дорогуша» не сразу осознал, что эта фраза относиться к нему и тем более не сразу понял, что она значит, но среагировал безупречно – круто замахнувшись, рубанул со всей дури дубиной там, где только что стояла девушка. Азазель ловко отпрыгнула в сторону.
- Получи! – крикнула она, и раскрутив далеко не женственное оружие, метнула цеп вперед.
- Ай! – воскликнула Азазель.
- Ой! – произнес Дракон.
- Фу! - сказала Рашэ.
- Ураа! – дружно галдели орки.
Далеко не приятное зрелище. «Туша мяса» теперь действительно был тушей мяса. Молотило был в прекрасном состоянии. В глазах девушки стоял азарт и омерзение. Конечно, девушка неравнодушна к боям и прочее, но так жестоко и зверски она еще ни с кем не обходилась. Молотило плотно застряло в голове «Туши мяса». Варвар еще несколько секунд стоял на ногах, а затем рухнул на землю. Орки была довольны дальше не куда: весь край арены был густо оплеван от радости галдящими орками.
Мужичок мгновенно оказался на арене, взмахом руки убрал трупик варвара и быстренько затолкал в шатер (где все участники ждали своего выхода) девушку.
- Слишком быстро, - начал он ее ругать, - эффектно, зрелищно, но быстро. Могла бы и потянуть.
- Да пошел ты…
Мужичок обернулся и трижды щелкнув пальцами ретировался. В углу шатра, появилась большая куча тряпок, которая начала шевелиться. Через пять минут оттуда вылез (или вылезла) «Туша мяса», здоровый и с непробитой башкой.
- Однако он сильный маг, - заметил Дракон, - у нас могут быть серьезные проблемы…
- Ничего, - ответила ему Рашэ, - мы тоже не лыком шиты.
Следующей на арену предстояло выйти Рашэ. Девшука-оборотень из предложенного оружия выбрала бердыш.
- Мои враги разбегутся от одного только названия этого оружия, - обосновала свой выбор она, глядя на вылупленные глаза друзей (а сами представьте – хрупкая, изящная Рашэ с огромным, тяжеленным бердышем), - вы только вслушайтесь: Бер-дыш…
Уже на арене, она осознала, что ее зовут…
- «Ретивая кобыла» против «Гнилой орчихи»
Глядя на свою соперницу, настоль грязную, что понять орк она или нет, было весьма проблематично, Рашэ всерьез задумалась: так как же ее зовут? В принципе оба варианта ее не слишком занимали.
Противница девушки, была широкоплечей, чумазой девахой, с широким подбородком и выпученными зенками.
- Что палишься курица мокрая? – крикнула ей Рашэ. Болезненно сглатывая, девушка покосилась на топор, в руках противника, который был раза в полтора больше, чем оружие Рашэ. «Мокрая курица» курица скумекала не сразу, что речь шла о ней, а когда поняла то с диким воплем и ведром слюны ринулась в атаку.
Огромный, грязный и кажется давно неточенный топор взметнулся над головой рыжей девушки.
- Ура! – крикнула она и бросившись в ноги совей противницы, проползла в нее между ног и тупой стороной бердыша хорошенько приложила последней по голове.
Орчиха, теперь уже не было сомнений – от палки у нее на голове осталось более-менее чистое пятно ярко-зеленого цвета, только ойкнула и рухнула на землю.
- Добивай, - зашипел на Рашэ маг.
- Хрен вам, а не праздник! – грубо ответила ему девушка, показав язык.
Орки тоже были не слишком довольны таким боем. Кажется, умение пользоваться оружием и красота боя их интересовала меньше всего.
- СМЕРТИ! СМЕРТИ! СМЕРТИ! – скандировали орки.
Рашэ развернулась и направилась к выходу с арены.
- СМЕРТИ! СМЕРТИ! СМЕРТИ!
А тут и маг вылез.
- Добивай ее! Она нежить, ее воскресить можно, а вот дружку твоему если я голову сверну – уже ничем не поможешь!
Девушка обеспокоено покосилась на шатер – на одну секунду, он раскрылся и показал не самую приятную картину – Дракон висел в воздухе, посреди шатра, и по-видимому, не мог пошевелить даже пальцем – словно парализованный он смотрел на Рашэ.
Девушка чертыхнулась и развернувшись на каблуках, посмотрела лежащую, но пока еще живую орчиху.
- Она – нежить! – уговаривала себя Рашэ. Одно дело убивать волков и чудищ, а другое – еще в человеческом облике совершать нечеловеческий поступок.  Высоко подняв оружие, девушка быстро зажмурив глаза, из которых брызнули слезы, опустила его прям на тело орчихи.
- Ура-а-а! – заревели орки и повыскакивали с мест, радостно прыгая. Рашэ даже не видела, куда она попала, однако бросив бердыш, она, вытирая глаза, бросилась к шатру. Орки пока еще радостно вопили. В шатре дела шли не лучше – Дракон по-прежнему висел в воздухе и ничего даже сказать не мог.
- Пха пхм пха пхг… - яростно брыкающуюся Азазель, с кляпом во рту, держало четыре «богатыря» из армии мага. 
- Получай! – крикнула Рашэ, отчаянно пнув одного из воинов. Тот злостно скривился, но Азазель не бросил. Сзади на рыжую девушку налетела эльфика – еще одна из «гладиаторов». Завязался самый жестокий и бесчеловечный из всех существующих боев – женский. Безжалостно полетели волосы и уже в первую минуту, симпатичные личика были исполосованы ногтями.
- Пхм… пхг… тьфу! Рашэ давай! ДАВАЙ! – закричала Азазель, наконец, выплюнув неприятную серую тряпку (не хочется думать об этом, ну уж больно на носок похожа эта тряпка). Когда уже эльфийка и девушка-оборотень слились в один целый ком, Азазель перестала кричать и повернула голову к одному из тех, кто ее держал.
- Я тебя люблю, - сказала она, - ты таааакой красивый.
Воин, кажется это был тролль или гоблин-переросток, аж обалдел и естественно на дою секунды расслабил хватку. И зря.
БУХ! БАХ!
Спокойнее всех в эту минуту было только Дракону – который находился в безопасном отдалении от происходящего боя. За несколько этих минут, парень сделал для себя несколько интересных выводов: оказывается, Азазель прекрасно умеет швырять файерболлы, более того, она неплохо владеет «Ударом Дракона» - излюбленным приемом самого Дракона; во-вторых, оказывается его спутницы в определенные моменты из простых, хорошеньких девушек, могут превращаться в грозное, смертельное оружие; в-третьих, даже с непричесанными волосами и расцарапанным лицом Рашэ очень даже хорошенькая.
От последней мысли Дракон отчего-то раскраснелся и теперь задумался на более важным вопросом: а где это маг подевался? Руки по-прежнему не двигались и сказать ничего было нельзя, но помочь девчонкам как-то надо и не висеть же ему здесь пожизненно? Однако выхода найти так и не удалось.
- Получай!
- На!
- Ах, ты дрянь!
- Ах ты, длинноухая скотина!
Через одну минутку, Азазель удалось избавиться от своих противников, а Рашэ уже села верхом на эльфийку.
- Фу! Ну и бойкая девица! – отдышавшись, произнесла рыжая.
БУХ!
Азазель произнеся что-то не членораздельное, ткнула пальцем на Дракона, отчего тот, мгновенно стал падать. Ура законам физики!
- Предупреждать надо! – потирая ушибленное место, пожаловался парень.
- Прости, - извинилась черноволосая, - а где это наш незабываемый друг?
- Наверно, пытается успокоить Орков, - ответил эльфийский паренек.
- Что это там? – спросила Рашэ, вслушиваясь в гул.
По началу слышались радостные крики Орков, но потом толпа на время умолкла. Из любопытства, девушки приоткрыли завесу шатра. Посреди арены стоял орк в длинном плаще. Активно жестикулируя он говорил:
- Как вы не понимаете! На ваших глазах, только что, рыжее отродье человека, - здесь орк брезгливо сплюнул, - убил нашего сородича – нашу боевую подругу!
Орки повыскакивали с трибун и, поддакивая, стали кричать:
- Смерть рыжей девке! Смерть человеческому роду! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ!
Рашэ сглотнула.
- Пора делать ноги.
- Ноги давно уже пора делать, - крикнул Дракон, находясь у другого конца шатра, - здесь маг.
Троица переглянулась.
- Предлагаю вынести это все к чертовой матери, вместе с доброй половиной города, - произнесла Азазель.
- М… а менее радикальных идей нет? – жалобно спросила Рашэ наблюдая, как орки все сильней и сильней кричат.
- У меня вообще идей нет, - взмахнул руками Дракон, - ну, если мы сейчас просто ринемся в бой – убьем пару-тройку десятков Орков и все – на мага и оставшихся Орков у нас сил не хватит. Если сначала попробуем завалить мага, то тоже ничего не получится – тогда у нас сил не хватит и на пару Орков, если мы вообще доживем.
- Эх… Азазель, ну давай.
Черноволосая довольно хмыкнула.
- Беритесь за руки.
Дракон взял Рашэ за руку и почувствовал, как опять краснеет (два раза за один час, тут явно что-то не в порядке).
- А теперь держите меня за плечи и расслабьтесь, - приказала Азазель. Они сделали, хотя расслабиться у них не очень-то получилось (еще бы, а у вас получилось бы?). Одна только черноволосая ведьмочка была рада тому, что происходит.
- Тибетские монахи, научили меня нескольким интересным приемчикам, - прокомментировала она и начала, - свежий ветер, ты несешь в себе силу воздуха… яркое солнце, ты несешь в себе силу огня… капли росы, вы несете в себе силу воды… частицы песка, вы несете в себе силу земли… дайте мне силу, я не одна, нас трое, и сила направлена будет на добро, и только добро, и только ваша сила поможет выжить трем чистым жизням, и только мы сможем победить врага… дай те мне вашу силу…
Естественно, во время произношения заклинания, ветер снес шатер, песок поднял бурю, солнце раскалило землю до предела, а капли воды маленьким цунами кружились вокруг нашей троицы.
- Да будет свет и тьма в моих руках! Я владею силами стихий! Да погибнут все наши враги! – голос Азазель тонул в гуле песка и криках Орков, Дракон и Рашэ с огромным трудом держали ее за плечо, и с трудом держались за руки. Последние слова Азазель они так и не расслышали, лишь только ярко белая вспышка появилась перед глазами и рыжая девушка, и парень-эльф были отнесены сильнейшим потоком песка и ветра в разные стороны.
Очнулись они уже посреди неизвестной им пустыни. Азазель нигде не было.
- Блин, где мы? – спросил Дракон.
- Не знаю, - честно ответила Рашэ, - думаю, Азазель знает, но где она сейчас…
- Я – здесь! – сзади позвала их черноволосая девушка.
Парень и девушка обернулись.
- Где мы?
- Как это «где»? Все там же. В Уганде.
- ЧТО?!
Удивлению Дракона и Рашэ не было предела.
- Но… как же…
- Ты же говорила «полгорода»!!
- М-да… я имела в виду полтора города – то есть пол другого города и весь этот. Вы просто не так  меня поняли.
- О, Боже… - Рашэ бухнулась в обморок, хорошо, что Дракон вовремя ее подхватил.
- Подумаешь! – обиженно ответила Азазель, - один городом меньше, другим больше… и вообще нам идти надо. Скоро жители соседнего, теперь уже половинчатого города, скоро придут разбираться, кто тут всякими такими заклинаниями разбрасывается и так как и у вас, и у меня сил уже не осталось, надо поскорей идти.
- Но, куда?
Азазель улыбнулась.
- Естественно, вперед!

0

10

Глава двадцать третья,
или драконы тоже плачут

- А-а-а! – раздался дикий вопль посреди спокойный Драконовых гор. Здесь всегда было так тихо и спокойно, пока, наконец, в этих землях не оказались трое наших героев: красавец-Дэрик, чистая душой Ида и сильная в магии Фрейа. А оказались они здесь благодаря одной коварной книге, которая попросту говоря оказалась порталом. Возможно, что кто-то ее специально сделал порталом, но нам об этом узнать вряд ли придется.
- У-у… встань с меня! – брыкаясь, кричала Фрейа, на которую свалился Дэрик, экипированный только тяжелыми предметами.
- Где мы? – спросила Ида, встав и отряхнувшись.
- Хм… судя по всему рядом с драконовыми горами, идти нужно туда, - авторитетно заявил Дэрик.
- Откуда ты знаешь? – недоверчиво спросила Фрейа.
Дэрик можно показал пальцем на указатель. А старый, гнилой указатель гласил: «ДРАКОНОВЫ ГОРЫ – ЭТО ТУДА» и небольшая стрелка показывала вправо. Ида и Дэрик уже было пошагали в ту сторону, но Фрэйа их остановила:
- Вам не кажется это все подозрительным?
- Что?
- Э… все.
Дэрик и Ида переглянулись. Однако, Фрейа была другого мнения.
- Ну гляньте же… ну странно это же все… ну как-то… подозрительно… блин, вы книг не читали что ли? Все главные герои на такие приколы и попадаются!
- Да ты что? – удивленно переспросил Дэрик, - и что ты предлагаешь?
- Пойти туда, - и синяя девушка указала налево.
- Нет-нет… - покачал головой бывший наемный убийца, - идти нам надо туда.
- Нет, сюда!
- Нет, туда!
- Нет, сюда!
- ИДА?! – Фрейа и Дэрик, после непродолжительного спора повернули свои головы на Иду, требуя от нее, куда бы она пошла.
- Да мне вообще как-то все равно куда идти, хоть туда, - и девушка указала вперед.
- Подождите, - вдруг остановился Дэрик, - здесь уже было трое человек.
Он припал к земле и указал на стоптанную траву.
- Две девушки и, видимо, эльф, - показывая, говорил он, - от эльфов трава не стаптывается, а наоборот, быстрее растет.
Девушки пригляделись, и действительно – практически везде здесь трава была одной высоты, но по узкой тропинке шли будто две дорожки – одна широкая утоптанная и вторая узкая, с травой повыше. Подняв головы, они увидели, куда направились те трое. Они направились в противоположную сторону он драконовых гор.
- Видимо, им не нужны были Драконовы горы, - заметила Ида.
- Или они так же не поверили указателю, - ответила Фрейа.
После очередной перепалки, Фрейа пошла в сторону, куда пошли трое неизвестных, а Дэрик зашагал как говорил указатель, то есть в другую сторону. Ида осталась на поляне одна. Вздохнув, она развернулась и пошла в третью сторону, куда так никто и не пошел. 
Через десять минут посреди гор раздался девичий крик.
- ИДА! – находясь в совершенно разных местах, но тем не менее одновременно выкрикнули Фрейа и Дэрик. И бросились на помощь.
Ида была обнаружена целой и невредимой, даже наоборот с небольшим прибавлением. Девушка сидела на небольшой полянке, а возле нее лежал… дракончик. Это определенно был дракончик, размером он конечно был с обычную парту, но до взрослого дракона он явно не дотягивал. Дракончик лежал рядом с Идой и тихонько плакал.
- Что случилось? – первым делом спросил Дэрик.
- Я случайно наткнулась на него и просто от неожиданности закричала – я раньше никогда не видела драконов, - извинилась Ида, - но с ним что-то случилось. Мы должны ему помочь.
- А в чем помочь-то? – спросил Дэрик.
- Знаете, - опасливо озираясь, начала Фрейа, - помощь это, конечно, хорошо, он маленький и все такое, но… там где лежат плачущие дракончата, всегда неподалеку находятся их разъяренные матери. Нам лучше уйти.
- Ну что ты! – возмутилась Ида, - я без него не уйду! Он же маленький, хоть и дракон!
А дракончик, не смотря на раздававшиеся вокруг него споры, продолжал плакать. Пока…
- Ры-ры-ры-ры! – раздалось со всех сторон.
Фрейа спряталась за Иду, Ида за Дэрика, а Дэрика за дракончика, но это им мало помогла. Из-за горы выглянул дракон – здоровый, ярко-зеленый, с желтыми глазами и довольно длинными ресница. Дракон любовно посмотрел на дракончика, а завидев, людей яростно зарычал. Фрейа уже было начала говорить, что она всегда права, и что надо было не только оставить дракончика, но и вообще идти в другую сторону…
- Мама! – звонкий, радостный, мальчишеский голос раздался в горах, - мамочка!
Друзья не сразу поняли кто был хозяином этого голоса.
- Мамочка, они хотели помочь мне! – зеленый дракончик, вытерев, слезы, показывал хвостом на нашу троицу, - мама они хорошие.
- Люди не бывают хорошими… - хрипло ответила ему мама-дракон.
- Бывают-бывают! Они такие хорошие! Не хотели меня здесь оставлять…
- РЫ! ОНИ ХОТЕЛИ ЗАБРАТЬ ТЕБЯ НА ВОЛШЕБНЫЕ ПАЛОЧКИ ИЛИ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОРГАНОВ? – горы сотрясались от каждого слова мамаши.
- Нет! Они просто беспокоились за меня.
Дракониха прищурившись осмотрела Дэрика, Иду и Фрейю.
- Кто вы? – спросила она, - что вы вообще здесь делаете?
- Ищем Драконовы горы! – наугад ляпнула Ида.
- Указатели читать вас не учили?
- М…
- Хотя, да, правильно, это старый трюк уже… никто в него не верит. А что вам нужно в Драконовых горах?
- Драконы… - уже не так уверенно проговорила Ида. Ей-то точно не нужны были драконы.
- Ну вот я, дракон, зачем вам мы нужны? Вы в Драконовых горах, а указатель стоит, чтобы люди не приходили сюда.
- Но почему? – зацепилась за единственную возможность заболтать эту маменьку Фрейа.
- Ну как… - дракониха хвостом расчистила себе места и села, - мы не боимся людей, но они доставляют нам не мало хлопот. Не убивать же вас, честное слово. А приходят люди часто кто за мясом драконовым, кто за шкурой, кто за органами. Всех людей не убьешь, а в последнее время людей больше, чем драконов, так что неизвестно кто еще победит. Правда, по легенде было сказано, что когда трое обманув драконов, окажутся в горах, то… стоп! А зачем вам драконы?
- Да… э… мы пожалуй пойдем… - заторопились друзья.
- Ну уж нет! Вы… вы случайно, не… заблудились?
Ида, Дэрик и Фрейа аж выдохнули.
- ДА! – хором крикнули они.
- Блин! – ответила им дракониха. Дракончик был в восторге: развернувшись спиной к людям, он подал им хвост, который заканчивался острой стрелкой, и пододвинул кусок камня.
- Оставьте автографы пожалуйста… - скромно попросил он. Троица расписались.
- Эх… как же там в инструкции говорились, - в это время дракониха пыталась вспомнить что-то, что видимо никогда не знала, - в общем… надо… э… ага!
Она развернулась к ним.
- Вам нужно к Анхре-Майнью!
- К кому? – спросила Ида, но было поздно – дракон щелкнул хвостом, и все закружилось, завертелось…

0


Вы здесь » Форум Азеретуса » Магическая литература » Ролевая книга Азеретуса "Арканум"